Тяжелые облака нависли над склонами. Температура понизилась, и сначала редкой, а вскоре плотной завесой, вершину горы Заглавак атаковал снег. Ветер усилился. Виктор, в это время дежуривший на посту, стал беспокойно оглядываться вокруг. «Не видно ни зги», - пронеслось у него в голове. Соседнюю гору и лес, покрывавший её, также скрыла снежная пелена.  Под ней пропал второй русско-сербский пост. Связь нулевая. А ну как пожалует кто в гости, а мы не звали? Мысли беспокойно метались в голове Виктора, руки напряженно сжимали автомат. Сон, в который погружалось сознание пока тучи ползли к горе, отступил: «Сняло как рукой», - промелькнула ещё одна мысль. Глаза ломило от напряженного всматривания, но насколько хватало взора, везде была белая снежная стена, с пятнами размытых на ней деревьев, обильно занявших окружающий ландшафт. «Разбудить ли остальных?» - думал Виктор.

Там в сооружении, которое здесь гордо называли блиндажом, а у нас в России назвали бы землянкой, спали утомлённые дневной работ...

В 60-70-е годы XX века на страницах журнала «Молодая Гвардия» формировалось правое направление литературной критики. Первыми представителями этого направления были М.П. Лобанов., В.В. Кожинов, А.П. Ланщиков и др. Именно они выразили мысль о том, что народность должна быть главным критерием оценивания литературы.

«Дело правых» в середине 70-х продолжил Ю.И. Селезнев, труды которого были большим событием в те годы и вызывали множество споров, так как его позиция отличалась абсолютной независимостью и как следствие породила немало конфликтов [8]. Например, Всеволод Сахаров в одной из своих статей писал о Селезневе, как о карьеристе, готовом принести «в жертву» любого человека, способного  помешать его работе и отмечал, что Селезнев променял своих близких людей, оставшихся жить в Краснодаре, на Москву и те возможности, которые ему там открывались[9]. Однако хорошо знавший Селезнева Евгений Лебедев, вспоминая о товарище, пишет: «Душевно богатый и талантливый, он самоутверждался, отстаивая по...

«Пока народ безграмотен, из всех искусств для нас важнейшим является кино...». Известная фраза В.И. Ленина, опубликованная в 1920 году, спустя почти сто лет все еще актуальна.

(публикуется в авторской редакции)

Современная историческая периодическая печать переживает не лучшие времена. «Желтая» пресса «Загадки истории» популярнее рецензируемого научно-популярного журнала «Родина» - 160 тыс. экз. против 20 тыс. экз. Консервативный «Историк» еще скромнее, ведь найти это издание в розничной торговле – большая удача. На этом фоне неплохо себя чувствует и активно продвигается в интернете журнал «Дилетант», главным редактором которого является Виталий Дымарский: лауреат премии «Четвертая власть», за радиопрограмму «Цена Победы» удостоен медали министерства обороны «За заслуги в увековечении памяти погибших защитников Отечества», сын известного спортивного журналиста Наума Александровича Дымарского. Однако практика показывает, что ни государственные награды, ни прославленный предок не помогут создать качественную публицистику, если потомственный журналист всячески отвергает историческую память.

Действительно, в августе бывший редактор журналов «Проблемы мира и социал...

Пожалуй, стоит быть откровенной: едва ли найдётся человек, у которого нет любимого стихотворения. Поэтические строки часто сложнее воспринять, чем прозаические (например, чтобы научиться читать Поля Элюара или Ивана Бунина, требуется вдумчивость, желание понять смысл каждого слова, интеллектуальность и, пожалуй, эмоциональность). Однако лирика обладает способностью куда сильнее затрагивать, скажем банально, струны души. Точное, ёмкое, чувственное слово проникает в самую глубь нашего сердца, пробуждает сильнейшие чувства.

Наверное, я просто люблю поэзию. Меня трогает импрессионизм стихотворений Б. Пастернака. Я остро чувствую, вижу, точно кадры из фильмов, образы, созданные Ю. Кузнецовым… Мне хочется, чтобы и сегодня жили и творили поэты, чьи строки будут пронзительными, острыми – живыми.

Поэтому когда мне на глаза попался журнал поэзии «Арион», который, по заверению в программе издания – «манифесте», «первый в России и старейший “толстый” поэтический журнал», он не мог не вызвать интерес...

I

Город погружался в предновогоднюю суету. Дома́ через полуоткрытые форточки, на окнах которых мороз заштриховал загадочные фигуры,  тоненькими струйками цедили во дворы цитрусовый аромат. В маленьких теплых пекарнях умелые руки хлебников колдовали над последними в году партиями мучных кирпичиков, лепёшек и булочек с корицей. Всякого прохожего обязательно манили волнующие запахи свежей выпечки. Проходили мужчины в пальто с кейсами, женщины с маленькими терьерами, разодетыми в зимние мини-костюмчики – все они чувствовали в воздухе нотки корицы.

Обнесенные мокрым снегом фонарные столбы, городские колонки, людские следы на тротуарах и маленькие птичьи галочки, сосульки, висящие на черных линиях, – всё предвкушало атмосферу предстоящего новогоднего волшебства. Снег, не прекращаясь ни на минуту, валил и валил. К вечеру на площади появлялись одинокие старушки с зонтами, продрогшая, но веселая ребятня, гуляющая с самого утра. Иногда слепленный ком, предназначавшийся товарищу, попадал в случайно...

Дети и война – нет более ужасного сближения
противоположных вещей на свете

А. Т. Твардовский

Шурка в детском саду

Любила ли Шурка ходить в детский сад? Да, очень любила. Когда мама впервые привела её туда, а потом пришла забирать, Шурка разревелась, вцепилась в воспитательницу – и ни в какую! Хоть что делай! Еле утащили её домой.

Теперь Шурка была уже в старшей группе, без памяти любила свою воспитательницу (вообще-то их было две, но одна вскоре уволилась) и имела кучу друзей, самыми верными из которых были Валерка и Андрюшка.

– Нет, вы послушайте только, Елена Алексеевна, вы только послушайте, что произошло! У меня чуть инфаркт не случился! И всё из-за поведения вашей Саши!

– Александра, ты что это?

– А что?

– Вот и я спрашиваю: что?

– Мама, мы просто играли…

– Они, понимаете ли, просто играли! – снова возбуждённо заговорила воспитательница.

– Да! В путешественников!

– А вчера вы играли в дикарей. Чуть детский сад не спалили! Перемазались все, как чушки, полчаса потом вас отмывали! И как ещё не...

Сегодня в России не так уж и много настоящих «толстых» литературных журналов. Можно пересчитать по пальцам. А региональная, посвященная высокому слогу, пресса и вовсе в единичном экземпляре. Но этот разговор не о том, как в России погибают в застенках бескультурья последние оплоты живого слова – этот разговор о невероятном стойкости и преданности литераторов интересам Родины. Разговор пойдет о литературно-историческом журнале «Родная Кубань», который в 2018 году отметил свой первый «взрослый» юбилей – 20 лет.

Рожденный в 1998 году русским писателем, публицистом членом высшего творческого совета при правлении Союза писателей Российской Федерации Виктором Ивановичем Лихоносовым журнал с самого начала исповедовал родниковое историко-народное направление. В предисловии к самому первому номеру Лихоносов привел довольно показательное высказывание философа И. А. Ильина: «Неиссякаемо и неописуемо присутствуют в каждом из нас веяния наследственно окружающей нас природы, дыхание нашей национально...

Популярные детские журналы сегодня переполнены героями-уродцами. Собакочеловеки, монстры, бесформенные кляксы с иностранными именами – вот какие персонажи предлагают детям современные периодические издания. Качество их иллюстративного оформления ниже среднего – художники не претендуют даже на минимальный уровень эстетической ценности выполненных рисунков. Часто современные детские журналы названы по аналогии с известными иностранными мультипликационными фильмами, и это – первый признак маркетинговых целей, которыми движимы издатели такой периодики. Большая часть их содержания – это комиксы. Подобная печатная продукция развивает у детей лишь клиповое мышление и нежелание думать. Вышеназванные тенденции никак не сочетаются с традициями отечественной детской периодики, главными целями которой были культурное и нравственное воспитание ребят.

«Для детей надо писать так же, как для взрослых, только лучше», – это известное высказывание приписывается сразу трем детским писателям: С. Я. Маршаку,...

Как хорошо и точно сказано: «Мы продолжаемся в своих детях». У Виктора Захарченко продолжение – в сотнях талантливых артистов, которых он взрастил и воспитал. Это и весь коллектив Кубанского казачьего хора, и такие творческие коллективы, как «Казачья душа». Но наиболее точно приведенное выражение отражает связь Виктора Гавриловича и школы народного искусства для одаренных детей, которая носит его имя. Вот оно, продолжение, – в огромном количестве детей, приходящих в эту творческую семью. Вместе они исполняют миссию, о которой Виктор Захарченко говорил неоднократно: соединять прошлое с настоящим, быть воплощением высокого искусства – духовного, народного, которое «должно потрясать до катарсиса… артисты голосами и стихами должны взять зрителя в духовный полог» [1].

Школа народного искусства при Кубанском казачьем хоре была задумана Виктором Захарченко как детский центр изучения, сохранения и распространения народного творчества на Кубани. Молодой «спутник» Кубанского казачьего хора появил...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899