Стихи выдавливать по капле,

как кровь из пальца в полусне

и время изводить пока пле-

врит не смоет по весне –

о том ли в горле пело утро,

когда, гадая по руке,

я светлые черты маршрута

проглядывала вдалеке,

и выбегала на дорогу,

и чувствовала, как легко

мои босые ноги могут –

и по камням, и над рекой...

О, сколько было этих вёсен,

пока затягивало в дым,

где в обмороке зимних сосен

мои закутало следы.

И кажется: зима навеки

и в горле блеск ее блесны,

и льдинки падают на веки,

и капают под веки сны...

И слышно, когда всё стихает,

как снега сонного бруски

шипят и тают под стихами,

накапавшими из руки.

***

Как мало стен в однушке для двоих!

Захочешь быть хоть сколько-то поэтом,

Закроешься, зачнешь тоскливый стих,

Заходишь...

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб смотреть глазами детскими

День и ночь в глаза судьбе…

А словами злыми, резкими

Говорить лишь о себе.

А еще мне очень хочется –

Эк меня-то понесло, –

Чтоб блаженство одиночества

В муку не переросло.

* * *

Одели меня и обули,

Слегка подтолкнули рукой.

Как море, не знавшее бури,

Душа излучает покой.

Тащу за собою салазки,

Все мысли чисты и ясны.

А вечером мамины сказки

Легко превращаются в сны.

Поступки не знают последствий,

Открытья на каждом шагу…

Конечно, все это о детстве,

Куда я сбежать не могу…

* * *

Когда я выхожу из храма,

Меня ведет за руку мама,

А за другую – папа мой, Живой,

А...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Марши слышны.

Каждый себе командир.

А мама мне зашивает штаны,

Заношенные до дыр.

Послевоенное время шпаны.

Голода злая рука.

А мама мне зашивает штаны,

Сшитые из мешка.

Мне в школу скоро. Ночи черны.

Ни книг, ни чернил – хоть убей.

А мама мне сочиняет штаны

Из ношеной юбки своей.

Сегодня те годы почти не видны.

Но сквозь буреломы лет

Я вижу: мама мне шьет штаны.

Мама, которой нет...

***

Блестела церковь куполами.

О чем-то колокол звенел.

И что-то было между нами,

Но что – понять я не сумел.

А день был невозможно ярок.

Цвели черешни и кизил.

И каждый миг был как подарок.

А я его не оцени...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дружеским столом
Чаи гоняем, жарко споря.
Нам дарит абажур тепло -
Свидетель жизненных историй...

В беседе этой визави
С двоими я, фонарь сквозь штору...
О чувстве долга, о любви
Сошлись в дуэли шпаги, шпоры...

И главный в споре этом - Он -
Давно ушедший, но живущий,
Поправший время и закон,
"Глаголом жгущий" наши души.

Один из спорщиков спросил:
"А чем велик и значим Пушкин?
Кто он для разных трёх Россий,
Разящий меч, судьбы игрушка?

Кто он для нас через века,
Пожары войн и революций,
Куда зовёт его рука,
Во что слова его прольются?"

Из нас троих, один - седой,
Всю жизнь...

***
Облако тенью пасется в долине,
Ветер залетный ерошит копну.
Вот моя Родина: роща, малинник,
Речка – всего два шага в ширину.

Плачется иволга где-то далеко,
Неугасимое в сердце тепло.
Милая Родина – шелест осоки,

Старые ивы, церквушка, село...

ПОЖНИ
Осени черные пожни
Родины тихой, степной,
С далью туманной, тревожной,
Не позабытые мной.


Стылая зелень отавы
И обнаженность дорог,
И в придорожных канавах
Пыльный ковыль, полынок.

Рядом село на просторе,
Кладбище в поле вросло,
Но у дощатых заборов
Мне, как и прежде, тепло.

Есть лишь в душе тяжесть ноши:
Что там, в тревожной дали?
Этой и ближе, и горше
В мире не знаю земли…


ПРАЗДНИК ПОКРОВА
Кровать и стол, и стульев ряд,
Известкой выбелены стены.
...

СИНИЦА
Холода, холода наступают,
И протяжно трубят журавли,
И сбиваются в серые стаи,
И на юг за моря улетают,
На Сейшелы, Гоа и Бали.


Зимней ночью опять мне приснится
Тот призывный полет журавлей…
А на утро разбудит синица
Звонко-радостной песней своей.

Птичье пенье приняв за основу,

Неподвластный зиме звукоряд
Вдруг припомнит забытое слово,
И наполнится смыслами снова
Растерявший значения сад.

Ночь придет в немоте и зевоте,
Но ее пережить я смогу.
Там – журавль на теплом болоте.
Здесь – синица на ярком снегу.

НА КЛАДБИЩЕ
Ветра дули – хотели венок свить.
Под ив сенью оркестр терзал медь.
Не плачь, Дуня: мертвого проще любить!
Не плачь, Сеня: мертвую проще жалеть!


Ветра дули, цветы разметав в тр...

ЧУДО ДУШИ
Порой ни силы, ни геройства,
Как новых веяний в глуши,
Ты не отыщешь, как ни ройся
В неброском облачке души.


Но этот облак невесомый,
Лишенный призрачных даров,
Легко в себя вмещает сонмы
Всех существующих миров.
8 января 2019 г.

***
Все это было бы уроком,
Но разбрелись ученики.
Гуляют в классах сквозняки,
И двери хлопают с упреком.
И в стены тьма уперлась рогом,
И всюду чудится подвох,
И предначертанное роком
Должно исполниться все в срок…
И только классики с портретов
Глядят с улыбкой на устах.
Неведом верующим страх,
А я совсем забыл об этом…
5 января 2019 г.

МЕТАМОРФОЗЫ
Я буквально ни в чем не уверен,
И хочу все потрогать рукой,
И Пегас мой стал с виду как мерин,
И по сути стал...

Победа начинается с того,
Что ты бросаешь грустный взгляд назад –
На залпами сожжённое село,
Куда вступает твой заклятый враг.


Победа начинается, когда
Иссякли силы дальше отступать,
Сдавать врагам родные города,
Друзей в сырую землю зарывать.

Победа созидается в тот миг,
Когда сосредоточен на одном –
Любое место, где родной звучит язык
Так дорого, как материнский дом.

Победа прорастает из любви,
Когда последнее боишься потерять –
Когда лицом к врагу, а позади
Осталось то, чего нельзя отдать.

Пускай терзают зимние ветра
Под Ленинградом или под Москвой;
Но если за тобою правота –
Останется победа за тобой.

Пусть кажется – во времени сгорят
Победы, на которых мир мы зиждем –
Но вспомнят внуки, поб...

***
Прочитай мне Есенина
Вместе с маской, скрывшей горе,
Про деревенское везение
И бескрайнее русское поле.

Расскажи о забаве последней,
Ведь досталась она, рухнув вниз.
Но не два пальца и свист весенний,
А стопка водки и поросячий визг.

Расскажи о любви в глазах поэта.
Да ты попробуй о ней расскажи.
Вором скрывается копоть неба
Да перхоть с волос и ни капли лжи.

А затем притаись на минуту.
И послушай шелест листвы.
Прочувствуй души простуду
И колыхание сонной весны.

Расскажи…

Что? Мысль потеряла?

Ничего. Я здесь подожду.
Без тебя невозможен полет.
А пока я выйду к дождю.
Надеюсь, он меня ждет.


***
Я отпустил ее из объятий.
Мир будто раскололся надвое,
На два полушария кровати,
Что сотканы грязным...

КРАСНОДАРСКАЯ КОРОЛЕВНА

Я давным-давно забыл про ревность.
Сдал стихи туда же, где грехи.
Только Краснодарской Королевны
Мое сердце тронули шаги.

Вот уж смех!, чего б, казалось, проще –
Шаг за шагом, а вгоняет в дрожь.
Хитрый дятел в Чистяковской роще
Чуть искусней выбивает дробь.

Холодна, строга, слегка надменна,
Чуть капризна – сам узор ненов.
Снежная, такая, Королевна,
Из страны, не знающей снегов.

Плечики взлетят и развернутся,
Дышит грудь – стесненных чувств полна,
И глазищи, – круглые, как блюдца, –
Это если сердится она.

Не сказал бы, что души не чаю:
Кто она мне? Паче – кто я ей?
Но всем сердцем недоумеваю,
Словно из изящной чашки чаю

Не хлебнул я в жизни ледяней.
Завсегдатай церемоний чай...

УПЛЫВАЕМ В НОЧЬ
Ты ведь – волны мои!
Над собой поднимаюсь на гребень
И гребу что есть сил,
Низвергаюсь и вновь восхожу.
Наш победный отрыв –
Для души он смертельно целебен,
Хоть назад, хоть вперед,
Мы плывем к одному рубежу.
Ты ведь – волны мои!
Мы оставили райские земли,
Чтоб успеть лицезреть
Бесконечность любой из сторон,
Берегу только миг,
И уходим мы в даль не затем ли,
Чтоб мигал за спиной
Огонька неприметный урон.
Ты ведь – волны мои!
Я вживаюсь в штрихи твоей жизни,
Каждый вольный изгиб –
Равен тайне, открывшейся вновь.
Я – твердыня твоя,
Ты мне космоса дальнего брызни,
Чтоб опять ощутить,
Распознать напоследок любовь.


ПРИМИРЕНИЕ
Что нам делать? Жить и впредь.
Это значит – все стерпет...

***
Судьбой измятая старушка
проковыляла до угла.
Так жизни свернутая стружка
еще свисает со стола…
А на углу она стояла,
смотрела проходящим вслед,
как будто бы у них искала
ушедшего манящий свет.
Как будто бы она прощалась,
молитву вечную творя.
И для креста рука поднялась,
как свечка ярая горя.
Она крестилась и крестила,
как будто закрывала дверь.
Как будто тихо уходила
ото всего, что есть теперь…

ПЫЛИНКА
Звезды слева и справа, вверху и внизу.
Птиц не слышно,
поет только солнечный ветер.
Он все гонит и гонит вселенскую тьму,
он ее прогонял на Земле, на рассвете.
Просыпались деревья. Очнувшись, цветы
поднимали головки к зовущему небу.
Рыбы шли из глубин, из пластов темноты.
Звери грели бока...

66-Й СОНЕТ ШЕКСПИРА
(перевод с английского)
Хочу навек уйти. Как жизнь трудна,
Когда бесчинствует в округе зло,
И злом добру объявлена война,
И к власти недостоинство пришло.
И глупость наставительно шумит,
И нечестивец счастлив и ретив,
Пустым ничтожествам простор открыт,
А совершенство глохнет взаперти.
И почести неверным раздают.
Над верою глумятся день за днем.
Поставлен под сомненье честный труд
И что накоплено большим трудом.
Легко могу я этот мир отринуть,
Но как тебя, мой милый друг, покинуть.


ИЗ ГЕЙНЕ
(перевод с немецкого)
…Во мне надежду будишь
И крошишь в сердце страх:
Ты пишешь… как не любишь…
На всех семи листах!
Четыре жизненных сезона
Джон Китс (перевод с английского)
Четыре в...

ПОРТРЕТ
Распадается жизнь на сюжеты,
Превращаются люди в портреты.
Ах, как хочется в детство зарыться,
Только ТАМ, на Первой странице,
Что-то может еще случиться.
Там до рэ, до судьбы, до после
Снова Иванушкой станет козлик,
Так беспечно рискнувший напиться
Из отравленного копытца.
Там учителя странное слово
За живое потянет снова.
Я сама эпилог своей драмы,
Жидкий свет от взметнувшейся боли,
Или след от свернувшейся крови
Моего несчастного рода,
Не без гения в нем, не без урода.
Послесловие собственной драмы,
Я – по обе стороны рамы.
Разлетается жизнь на сюжеты,
Обрамляются лица в портреты.


ОТЕЦ И СЫН
Что ты почувствовал, что ты осознавал,
Когда под утро звук тебя коснулся?
Твой блудный сын...

ЦВЕТ АБРИКОСА
Девочка… как новой ранью рана,
Абрикосом розовым ночей.
В Чистяковской зацвели каштаны,
Сосны сонмы вознесли свечей.


Выводить тебя из-под удара
Выше сил и ниже всех корней.
Встану поперек Екатеринодара.
Подходи, сдавайся и владей…


Девочка моя… И в глазках ясность,
И в страстях все ясно наперед.
И однажды ты уйдешь по Красной,
Я по Офицерской. В переход…


НЕМНОЖЕЧКО ЖАЛЬ
Немножечко жаль твоих губ
И тайн заповедного тела.
Я вновь безмятежен как …
…как – дуб,
А прелесть весны отлетела.


Весна!. но и сам я – хорош.
Каштановый цвет, финтифлюшки…
Проникся. И юная дрожь
Прошла от корней до макушки.


О, как же нас тянет туда,
Где пусто, могильно… но – полно!
Вновь можно беседовать с Богом...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899