• Родная Кубань

«Вера без дел мертва» (Иак. 2.26)

Беседа о. Вячеслава Клименко с Лейлой Гаджыевой


Почти год назад на моем пути встретился интересный человек, благодаря которому Православная Церковь открылась с неожиданной стороны. Он молодой священник, профессиональный фотограф, руководитель пресс-службы Екатеринодарской епархии, преподаватель кафедры практических церковных дисциплин Екатеринодарской духовной семинарии о. Вячеслав Клименко. Очередная встреча с ним переросла в интересную беседу.


Л.Г. Отец Вячеслав, благодарю Вас за то, что нашли время побеседовать. Я заметила, что сейчас, во время самоизоляции, вы особенно часто проводите прямые эфиры в Инстаграме, не прекращая поддерживать своих подписчиков. Возможно, для наших читателей кажется довольно необычным, что у священника блог, на который подписано 10,8 тыс. человек. Это тоже форма проповеди в современном мире. О чем Ваш блог? Какие трудности возникают во время общения с подписчиками онлайн?


В.К. Лейла, спасибо за эту возможность поделиться своим мнением. Я бы сказал, что первая цель создания моего блога – новостная. Мне очень хотелось, чтобы о событиях в нашей епархии узнавало как можно больше людей, но я прекрасно понимал, что в режиме популярности личного бренда на каких-то этапах это будет просто невозможно технически. Алгоритмы будут распознавать материалы таким образом, что люди их не увидят, и без огромной нужной для этого финансовой поддержки, которую имеют большие медиахолдинги, вся моя затея будет обречена на неудачу. Пришлось идти по пути некого личного бренда: история о жизни священника, о его размышлениях. В скором времени от этого замысла я тоже отказался, потому что мнение священника – это нечто не особо правильное.


На мой взгляд, я бы мог делиться своим мнением за чашкой чая с собеседником где-нибудь в беседке возле храма, но не в блоге, который является некой общественной площадкой. Тогда я стал идти по третьему пути, к третьей цели, которую мне подсказывали старшие учителя, наставники – это рассказ о Евангелии. Мне очень хочется показать реальность Евангелия в жизни каждого человека, христианина, в частности, а именно то, что это реальная жизнь, реальные события, это вполне применимо и действительно можно жить так, как там написано. Когда ты так живешь, ощущаешь определенную свободу. Пути Евангелия и впечатления об этом пути – наверное, об этом мой блог. Что касается каких-то посторонних вещей: иногда это воспоминание о фотографии, участие христиан в Таинствах, в частности в Таинстве Крещения. Большинство подписчиков находятся в Московской области и в Санкт-Петербурге. Краснодарцев намного меньше, но тем не менее я часто призываю их к Крещению, рассказываю об особенностях этого Таинства у нас, потому что наш храм очень красивый с художественной точки зрения и людям нравится совершать Крещение своих чад именно здесь.


Трудности во время общения с подписчиками очень традиционные – это простое непонимание. Очень часто для того, чтобы написать какую-то публикацию, мне приходится перелопатить очень много литературы. Это большие трудозатраты, и я всегда пытаюсь выверять свои тексты, чтобы в них не было двойных прочтений, смыслов, чтобы донести конкретную мысль. Нередко бывает так, что я перефразирую какие-то выражения Священного Писания или святых отцов Церкви, великих мыслителей, не выдавая их за свои в полном смысле этого слова, а просто применяя их к современной жизни.

Когда я так делаю, сталкиваюсь с непониманием читателей, которые пытаются искать какие-то потаенные смыслы того, что именно я имел в виду, что именно я хотел сказать. Очень часто подписчики переходят в сферу политики или каких-то негативных вещей. Для таких пользователей приходится блокировать возможность оставлять комментарии, потому что пространство моего блога о Церкви – это пространство воспитанных людей, умеющих выражать свою точку зрения, пусть расходящуюся с моей, – это абсолютно не страшно, но, по крайней мере, делающих это достойно без навешивания ярлыков и без обвинений в чей-либо адрес. Ну, а откровенных хейтеров просто блокирую.


Л.Г. Я знаю, что Вам, как руководителю пресс-службы Екатеринодарской епархии, потребовалось приложить немало усилий для сотрудничества со светскими СМИ. Почему сегодня так сложно наладить с ними диалог?


В.К. Возможно, здесь дело не в самих светских СМИ, дело не в самой Церкви, хотя я тот же самый вопрос задавал когда-то Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Я, к сожалению, не могу сейчас вспомнить дословно, но он на этот вопрос ответил приблизительно так: писать о праведнике никому не интересно – всем интересно писать про зло. Наверное, такой принцип я бы назвал причиной. Но не СМИ закрылись от православного мира, а мир закрылся от истины и правды. Обществу не интересно, ведь СМИ не всегда формируют его мнение. У общества есть определенное стремление, которое СМИ пытаются удовлетворить. Почему так? Банально: все упирается в финансовый вопрос. Если вы хотите быть успешным изданием, вам нужно писать про то, что люди читают. Вам не нужна правда, истина, не нужно писать о каких-то благих вещах.


Сегодня общество любит сравнивать себя с другими, следить за какими-то недосягаемыми успешными личностями и любит видеть, как ближний упал, для того чтобы оправдать свое нравственное падение. Поэтому об этом и пишут СМИ. А о Церкви когда будут писать? Когда батюшка где-то там пьяный был за рулем, когда он неправильно припарковался, когда у него самокат или автомобиль дороже, чем у самого бедного россиянина. Люди не задумываются о том, каким образом ему это все досталось: может, это наследство, а может, он оставил крупный некогда бизнес, ради того, чтобы служить Церкви, или продал компанию, раздал все нищим и нуждающимся. Таких историй очень много в Церкви, на самом деле. Но об этом никому не интересно писать.

Второй момент заключается в том, что писать правду, добиваться истины – это очень трудозатратно. Сегодня среди журналистов, к сожалению, я встречаю очень мало профессионалов. Профессиональных журналистов становится все меньше. Сегодня все превращается в эпоху медиа и официальные СМИ, к сожалению, тоже иногда скатываются по этой дорожке, просто чтобы угодить потребителю, превратиться в такое медийное пастбище, на котором паслись бы медийные животные. Это очень легкий путь. Да, ты сможешь жить, скорее всего финансово не разбогатеешь, но по крайней мере будешь сыт. Это очень легко: трудиться не надо. Наверное, в этом ответ на такой вопрос.


Л.Г. Образ современного христианина также вызывает немало споров. Одно из главных заблуждений в том, то это слепо верующий человек, которому достаточно придерживаться четкой позиции: «Бог есть. Я верю в него». Ученики воскресной школы при вашем храме – представители самых разных профессий, и при этом их объединяет не только вера, но и, конечно, как и всех верующих – сомнения в ней. В чем трудность и счастье быть христианином сегодня?


В.К. Дело в том, что вера – это очень сложный процесс. Я бы назвал веру актом воли. Об этом говорит апостол Иаков в своем Соборном послании в Новом Завете. Он говорит, что вера без дел есть мертвая вера. То есть, сама по себе вера ничего не значит. Он даже в адрес людей, у которых Бог в душе, как принято говорить, саркастически выражается: «Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут». То есть, он раз и навсегда сравнил такого человека с бесом. Нет никакой пользы в такой вере.


Что дарует мне христианство? Свободу, трезвый взгляд на мир и жизнь, причем свободу, знаете, не только от порока, но и от сиюминутных проблем, порой надуманных и навязанных обществом. Какие сложности при этом могут возникнуть? Наверное, их выразил Христос. Он сказал: Царство мое ни от мира сего, и вы тоже не от мира сего, и вас будет гнать мир, ибо если бы вы были от мира, то мир бы любил свое, но так как вы не от мира, он будет вас гнать.


Мир всегда будет нас гнать. Мы чужды для этого мира. В этом некая сложность, когда тебя не понимает родной брат, близкие некогда друзья. Они не понимают, что главная ценность для тебя – делать не просто добро, а добро во имя кого-то, и не просто кого-то, а именно во имя Христа, который призывал нас следующими словами: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного».


Действительно, люди, которые присутствуют в нашей воскресной школе, абсолютно разные: студенты, преподаватели, ученые, строители, фотографы, модели, бизнесмены, учителя, дизайнеры. У них очень разные мнения, взгляды на жизнь. Бывает, они вступают в очень горячие споры. Но их объединяет одно – они учатся любить Христа.


Л.Г. На протяжении 20 лет Вы профессионально занимаетесь фотографией. Ваши работы давно известны далеко за пределами Краснодара. Московская выставка инклюзивной фотографии «неПросто искусство» в феврале открыла еще более любопытную страницу данной деятельности: она познакомила гостей с работами фотографов с ограниченными возможностями здоровья и особенностями развития. Вы обучали их фотографии. Расскажите, пожалуйста, немного о том, как в фотоклубе им. Максима Болотова началась работа в этом направлении и какие плоды в духовном отношении она дает и ребятам, и их родителям, и Вам?


В.К. После слов о том, что я 20 лет занимаюсь фотографией, мне хочется почувствовать себя очень старым. Именно профессионально я ей занимаюсь с 16 лет, потому что я согласен с тезисом журнала National Geographic, что профессиональный фотограф – это тот, 70 % дохода которого благодаря фотографии. В 16 лет 100 % моего дохода составляла фотография, и, если перевести на современные деньги, я достаточно неслабо зарабатывал. Я был свадебным фотографом, и для большого района одним из немногих, кстати.

В процессе, конечно, от свадебной фотографии я отказался и перешел на церковную съемку. Она меня вдохновляет намного больше. Началось все с дедушки. Он тоже профессионально занимался фотографией и в детстве подарил мне мой первый фотоаппарат. Сейчас дедушки уже нет с нами, и память о нем – это не только фотография, но и фотоаппараты, которые он мне дарил на протяжении жизни и которые достались мне от него в наследство. Некоторая техника уже раритетная.


Если говорить о фотоклубе им. Максима Болотова… Был такой прихожанин Екатерининского Кафедрального Собора Максим Болотов – очень известный свадебный фотограф в Краснодарском крае. Я бы сказал, что он был конкурентом Дмитрия Агеева. Они самые успешные фотографы в Краснодарском крае. Так получилось, что Максим основал первый краснодарский фотоклуб. Его супруга Екатерина Александровна преподавала у нас в семинарии древнегреческий язык. С этой семьей дружили многие священнослужители. Однажды у них случилась трагедия: сгорел дом и в результате пожара Максим, к сожалению, погиб.


Чтобы как-то увековечить его память, мы решили основать фотоклуб именно церковных фотографов в его честь. Эта идея зародилась в 2017 году. Владыка митрополит ее поддержал, дал свое благословление. Наше первое заседание было на международной выставке с такими великими мастерами фотографии, как Иван Журавлев, Игорь Глазко. В нашем клубе появились просветительское и благотворительное направления. То есть, мы поставили задачу поддерживать детей-сирот, которые остались в результате катастроф, потеряли кого-то из кормильцев в семье.


Развивалось все маленькими шажками: мы проводили выставки, встречи. Мы учились друг у друга, подростков мы учим всегда бесплатно, тем самым давая им возможность зарабатывать себе на жизнь. В 2018 году наши церковные фотографы познакомили меня с директором благотворительной организации «Добрый Юг» Богданой Рудневой, и это была моя первая встреча с ребятами с ограниченными возможностями здоровья. Встреча была, с одной стороны, очень неожиданная, а с другой для меня очень непонятная и страшная. Я не знал, как себя вести с этими ребятами, но, благо, все сложилось хорошо, они были потрясающие. Там были ребята с синдромом Дауна, аутизмом, ДЦП. Они активные подростки, которые хорошо общаются, с ними было достаточно интересно.


Мы решили регулярно встречаться в нашем храме. Ребята приходили, мы устраивали для них чаепитие, гуляли в парке, звонили в колокола, вместе молились. Однажды Богдана сказала, что чай – это хорошо, но надо чему-нибудь ребят научить. Мы пришли к тому, что я могу научить их фотографии. Так начался проект «неПросто искусство» под эгидой «Доброго Юга». Мало кто нас поддержал. Мы ожидали, что ничего не получится, но решили рискнуть. Ребята превзошли наши ожидания: получилась потрясающая, просто умопомрачительная выставка, которая распечатана на больших полотнах. Ребята учились два месяца, но они показали такие результаты, которые просто невозможно было предсказать. Эта выставка объездила Кубань, была в Москве, ее еще ждут, если я не ошибаюсь, в Санкт-Петербурге, Израиле, Белоруссии. Карантин немного испортил наши планы, но, я думаю, как только он закончится, мы к этим проектам вернемся.


Л.Г. Мы не сказали о другой, не менее важной Вашей деятельности – о преподавании в Екатеринодарской духовной семинарии. Насколько трудно и интересно Вам, как молодому священнику, отвечать на вопросы семинаристов? Что вы можете сказать о преимуществах и недостатках их обучения, в то время как оно ничем не уступает светскому, а зачастую даже оказывается сильнее?


В.К. На мой личный взгляд, обучение в семинарии намного лучше светского образования. Оно шире и глубже одновременно. Не нужно думать, что семинаристы – такие зашоренные ребята, которые кроме молитв ничего не знают. Они отлично разбираются в науках, знают современные и древние языки. Определенный плюс для семинарии в том, что, как правило, это учебные заведения закрытого типа со строгим уставом, что так или иначе побуждает к процессу обучения.


К тому же семинарии – это не такие вузы, как МГУ или КубГУ. Это маленькие заведения, я бы сказал, семейного типа. Например, здесь всегда можно пообщаться с преподавателем за чашкой чая, обсудить какие-то проблемы с ректором, спросить совета. Я, как молодой священник, сталкиваюсь определенными трудностями. Мне колоссально не хватает опыта, то есть я пока не могу читать лекции интересно. Мой предмет – церковное право – очень сухой. Нужно быть точным в формулировках, датах, анализе. Важно, чтобы семинаристы знали, что Церковь – живой организм, где каждый может проявить себя. Это отражено, в том числе, и в правовом поле, и каждый из них может оказать влияние на это правовое поле, защититься этим правовым полем в определенные моменты своей жизни в том случае, если он знает, по крайней мере, где это все искать. Это поможет стать добросовестным священнослужителем, понять границы своего служения.


Л.Г. Знаю, что при высокой степени загруженности Вы находите время для чтения. Разделяете ли литературу – для работы и для души? Что особенно любите читать? Что читаете сейчас?


В.К. Абсолютно вся литература может быть как для работы, так и для души. Все зависит от цели чтения. Если я читаю, чтобы подготовиться к проповеди, под рукой литература для служения. Для очередной публикации в соц. сети – та же литература, а чтобы скоротать время или отвлечься от чтения, я могу читать для души.


Люблю научные труды и религиозно-философскую литературу. Например, сейчас закончил книгу Жана Бодрийяра «Симулякры и симуляция», книгу Николы Макиавелли «Государь», из художественной – «Хижину» Пола Янга, «Жизнь Иисуса» Эрнеста Ренана по религиозной истории, «Проповеди» Антония Сурожского, «Мою жизнь во Христе» Иоанна Кронштадтского. Мой процесс чтения занимает много времени, потому что историю литературы преподавала в нашей семинарии Марина Анатольевна Шахбазян. Многие студенты-журналисты ее знают. Она привила мне привычку вести дневник, и всегда, когда я читаю книги, пытаюсь все записывать.


На данный момент я читаю произведение «Sapiens» про когнитивную революцию. Решил ее прочитать, так как у меня с одним художником атеистических взглядов был спор о развитии общества и появления в мире религии. Он ссылался на эту книгу. Я решил ее прочесть, чтобы наш спор продолжился.


Л.Г. В одном из интервью Вы так сказали о семье: «Очень важно иметь баланс. Христос называет семью домашней церковью, и, если ты в семье не справился, как ты можешь справиться с прихожанами»? Что помогает Вам найти этот баланс и быть заботливым отцом не только для своих детей, но и прихожан?


В.К. Я думаю, здесь помогают мудрые советы Владыки митрополита. Поверьте, это такой кладезь знаний, который мы, молодое духовенство, просто не способны оценить. Как-то мы о нашем Владыке митрополите общались с митрополитом Иларионом Алфеевым. Он тогда сказал мне: «Цени то, что ты имеешь. Таких архиереев в Русской Православной Церкви больше нет». Я действительно с этим согласен, потому что от Владыки всегда можно получить любой совет и в семейных делах. Он подсказывал такие вещи, которые кажутся простыми, но никогда не приходили в голову и в корне меняли ситуацию.

Также помогает мой духовник, с которым я часто советуюсь в том числе и на семейные темы. Наравне с ними – моя супруга. Она выросла в семье священника и с большим понимаем относится к служению. Она потрясающий педагог с двумя высшими образованиями, школьный учитель. При этом всегда находит силы заботиться о детях. Когда приходишь домой и видишь всех радостными, это, конечно, очень сильно воодушевляет. Во всех моих делах я ощущаю поддержку моей жены. Это правда, что за каждым мужчиной стоит женщина, и очень важно, какую роль в его жизни она занимает.


Здесь мне просто повезло – какое-то чудо, произволение Божие. То есть, мне попался человек, который может меня терпеть. Это помогает с прихожанами: я учусь слушать других, слышать их потребности и в этих потребностях разделять то, в чем я могу помочь и то, в чем не могу и вовсе не должен, что не является моим делом, как священника. И конечно, помогать, по-настоящему сопереживать.


Л.Г. Иногда люди забывают, что священник – тоже человек, и он также сталкивается с житейскими и духовными проблемами. Каждый день, проводя личные встречи в храме и прямые эфиры в Инстаграмме, организуя фотовыставки, обучая детей фотографии и семинаристов практическим церковным дисциплинам, отвечая на миллионы вопросов, Вы, наверняка, и сами испытываете определенные трудности и ищете ответы на свои многочисленные вопросы. Откуда вы черпаете силы, чтобы пройти испытания? Как вообще человеку научиться доверять Богу в самые сложные времена?


В.К. У меня нет готового ответа на этот вопрос. Я, наверное, сам еще нахожусь в поисках. Откуда черпаются силы? Христос сказал: «По вере вашей да будет вам». Я верю, исповедую, что это только Божья заслуга и слава Христа, потому что сила Божия проявляется в немощи человеческой. Вы сейчас перечислили столько вещей, которые нормальный человек не может полноценно сделать сразу. Он может заниматься чем-то одним, поэтому, я думаю, я все это делаю очень по-дилетантски и непрофессионально.


Когда рукополагают священника, епископ произносит такие молитвенные возношения, к которым присоединяются все священнослужители, верующие, находящиеся в этом храме: «Божественная благодать, всегда немощное врачующая и оскудевающее восполняющая, пророчествует (имя) благоговейнейшего…». То есть благодать – это заслуга только Бога. Я считаю себя человеком, знаете, где-то ленивым: лишний раз не занялся тем, чем нужно, где-то к лекции должным образом не подготовился или вовремя выставку не сделал. Бывают такие вещи, которые ты не доделал, а ведь можно было сделать лучше. Да, вроде бы все работает, функционирует, но вот можно было еще лучше.


А есть священники, которыми я восхищаюсь: наш настоятель, секретари епархии, преподаватели, которые меня учили, братья, которых только сейчас рукополагают. Я вижу их горячую веру, стремление, искру в глазах, они готовы перевернуть весь мир в хорошем смысле этого слова. Видя это все, просто поражаешься, потому что человеческий организм чисто физически на это не способен. Бог дает нам эту возможность, как и каждому христианину. Христос говорит: «Просите, и дано будет вам». А чего мы просим в молитвах? Богатства? Хорошо сдать экзамены? Пусть даже здоровья? Зачем это все? Почему мы не просим Божественной благодати? Почему мы не просим мудрости? Почему мы не просим дарование молитвы? Ведь если будет дарована молитва, можно попросить все остальное. Очень редко об этом просят люди. Божественная благодать всегда немощное врачует, оскудевающее восполнит.


Как научиться доверять Богу? Тут дело, наверное, в любви, о которой говорит сам Христос: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» и «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». «Как самого себя» – я еще раз повторю эти слова. Мы не умеем с должным уважением относиться к себе. Это выражается в том, что мы не уважаем окружающих. Мы можем позволить себе опоздать на встречу, в беседе перебить человека, исказить его мысли, но это неуважение к человеку, а значит, и к себе. Значит, я себя не люблю и не уважаю и человека не люблю. Как я тогда могу научиться любить Бога? Вот это доверие, наверное, кроется в любви. В первую очередь через доверие самому себе, окружающим будет выстраиваться и доверие Самому Христу Богу и Спасителю нашему.

Материал подготовила Лейла Гаджыева.

Родилась в 1999 году в городе Елизово (Камчатский край). Студентка 3 курса факультета журналистики КубГУ. Публиковалась в газете «Православный голос Кубани», на официальном сайте Кубанской митрополии и в журнале «Родная Кубань».


Просмотров: 75

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899