• Родная Кубань

Искать свою подлинность

Интервью Светланы Ильиной с Ириной Калус



— Здравствуйте, Ирина Владимировна. Вы — главный редактор журнала «Парус», член Союза писателей России, а также доктор наук. Как Вам удалось этого достичь?


— Здравствуйте, Светлана!


Спасибо за внимание к моей скромной персоне. Давайте в нашей беседе уйдём от конкретных личностей, включая меня, и от социальной проблематики, где многие понятия сегодня вывернуты наизнанку. Я попробую ответить на Ваш вопрос немного в философском ключе, который мне по-настоящему близок, да и хочется отойти от закольцованности на себе — это, так или иначе, привело бы к ложным суждениям и не подарило бы нам никаких открытий.

Нет ничего удивительного в тех «достижениях», которые Вы перечислили. С одной стороны, всегда есть, куда стремиться: сегодня наше общество, нацеленное на социальный успех, просто пестрит яркими персонами-«достигаторами», которые не сходят с телеэкранов, выпускают по нескольку книг в год, владеют умами миллионов, а с другой — внешний успех не всегда отражает духовно-душевный рост и гармонию человека, его «человечность», его истинные потребности, его по-настоящему ценный вклад в жизнь окружающих людей.


Я очень люблю свою работу. Я действительно счастлива, когда нахожу талантливых писателей для журнала «Парус», когда читаю их рукописи, когда взаимодействую с любимыми редакторами, когда вместе со студентами обнаруживаю какие-то потрясающие истины; я счастлива, когда нахожу нужные слова, чтобы написать статью о любимых авторах, когда при помощи слова мне самой открывается в этом мире нечто удивительное.

Вот почему, испытывая больший интерес к жизни внутренней, не придаю преувеличенного значения показателям социальной успешности. Должности, степени, награды, слава, популярность — лишь «медь звенящая или кимвал звучащий». Если это приходит к тебе, то уж точно не следует обольщаться. Есть такое понятие у Ивана Ильина как сокровенные «огни личной жизни», по которым человек «правит свой путь». Я бы, в меру своих сил, предпочла следовать именно в этом направлении.


— Вы были единственным ребенком в семье? Кем были ваши родители?


— Действительно, я «росла эгоисткой», как шутили в те годы. Но, как и большинству детей, мне очень хотелось иметь братика или сестричку, которым не суждено было появиться.


Наверное, мои пионерско-комсомольские детство-юность выступили своеобразным противоядием от всяческого индивидуализма и одиночества. Большую часть свободного времени мы, городские ребятишки, проводили во дворе — играли в «казаки-разбойники», пионербол, цепи, «двенадцать палочек» — знали десятки игр. Это было время, когда пятнадцать человек могли прыгать на одной большой скакалке, связанной из двух обычных, когда не было мобильных телефонов и мы «заходили» друг за другом, а родители звали домой, крича из окон. Да и дома скучать не было времени — книги, занятия музыкой, учёба, кружки.


Мои родители в советские времена относились к категории «служащих». Отец — военный лётчик, истребитель, испытатель, инструктор, автор трудов по военной психологии и технике безопасного пилотирования. Воспитал целую плеяду курсантов, из которых ни один не разбился, а некоторые даже получили награды. Мама — заведовала аптекой. К ней как грамотному специалисту и человеку, обладающему какой-то особой врачебной интуицией, могли и среди ночи прийти, обратиться за помощью. Я считаю, что они у меня — выдающиеся люди.


Если пройдёмся по пресловутым «социальным достижениям» из Вашего первого вопроса — медали, красные дипломы, успехи на работе, грамоты и благодарности и т.п. — то увидим, что этого у них предостаточно. Оба — с двумя высшими образованиями, оба — умницы и с огромными душой и сердцем. Но если попытаться посмотреть на собственных родителей со стороны, я бы отметила именно скрытую сторону — умение следовать своему Пути. Они подарили мне свой пример, свою поддержку и любовь.


Вообще, подробно о моей семье мы говорили с Вячеславом Бредневым в беседах, опубликованных в «Парусе» и «Родной Кубани»: http://журнальныймир.рф/content/irina-kalus-glavnoe-sberech-v-sebe-rodovuyu-pamyat


— Ваша первая статья была о Дмитрии Мережковском. Она заняла первое место на конкурсе студенческих работ Краснодарского края. Расскажите, как Вы писали эту статью? Каковы были Ваши мысли, чувства при этом? Было ли Вам тяжело? Почему выбрали Дмитрия Мережковского?


— Моим любимым поэтом был Александр Блок, ему я и посвятила свою дипломную работу. Но уже тогда, будучи студенткой, я задумалась о написании более масштабного исследования о «серебряном веке» — мне нужен был контекст. Так, по совету моего будущего научного руководителя кандидатской диссертации, Юрия Михайловича Павлова, появились Дмитрий Мережковский и Николай Клюев — «интеллигент» и «человек из народа». Литературно-критическое творчество Мережковского и его поэзия на тот момент были мало разработаны в трудах учёных, и я взялась за них. О поэзии писать было легко

— наверное, мой ум устроен так, что музыкальность стихотворных строк мне ближе и понятнее «нерифмованных речей» (А. Блок), поэтому «стиховая стихия» почти всегда рождала гораздо больший отклик на всех уровнях восприятия. Однако тонкий эстет Мережковский, позволил «до дна» прочувствовать сладковатый отравляющий запах тления декаданса — оккультизма, ненависти к русской культуре и претензии на новое мессианство. Я увидела, как разительно контрастируют его «европейские» стихи с отечественной традицией не только по форме, но и по духу. А Мережковский — критик Гончарова, Достоевского, Пушкина и других наших классиков, под маской рассуждений о русской литературе просто взрывал её изнутри.


Тогда я не задумывалась о дальнейшей судьбе своей статьи, а Юрий Михайлович Павлов, прочитав готовый материал, предложил представить его в департамент образования Краснодарского края на проходящий там конкурс — так возникло моё первое в жизни маленькое литературное лауреатство.


Некоторые люди, которых встречаешь на жизненном пути, способны поворачивать твою судьбу. В полной мере могу отнести это к встрече с Юрием Михайловичем Павловым. Это блестящий исследователь, талантливый литературный критик, преподаватель, организатор, общественный деятель. Но самое главное, он очень чутко и отзывчиво воспринимает тех, кто находится рядом с ним — до сих пор отмечаю в нём эту черту, видя, как он рад каждому нынешнему талантливому студенту.


Получается, что и тогда его поддержка стала для меня судьбоносной.


— Какой совет Вы бы дали студентам, которые только начинают писать свои первые статьи?


— Попробую дать парадоксальный рецепт, который поможет в любой сфере деятельности.


Если Вы чувствуете, что нечто — Ваше, тогда нужно начинать действовать сразу в двух противоположных направлениях: одновременно — ругать и подбадривать; оттачивать своё мастерство, видя все несовершенства, но и верить в себя.


Эти два конфликтующих ингредиента могут дать хороший результат:

- ты начинаешь видеть свои недостатки, учишься тому, что тебе пока недоступно (применительно к литературе — читаешь классиков и современников), созерцаешь вершины, которые ещё предстоит покорить;

- несмотря на понимание того, как ты далёк от искомого результата, не утрачиваешь уверенности в том, что движешься в правильном направлении не теряешь цель из виду и всячески помогаешь себе добраться к ней.

Главное при этом соблюсти баланс, не закритиковать себя до смерти и не закрыть глаза на свои недостатки.


И самое важное — стараться смотреть в глубину, а не скользить по поверхности; идти к «границам», где, по М. М. Бахтину и «живёт искусство», желая освоения тех областей, в которые не каждый дерзнёт войти.


— Вадим Кожинов писал: «Искусство живет современностью». Скажите, чем Вы руководствовались, когда выбирали одним из своих профилей современную литературу?


— Я всегда ощущала литературу необыкновенно живой — как чудесный мир, наполненный движением, цветом, творческой энергией, не только внешней, но и глубокой внутренней эстетикой, усилием парящего духа.


Когда написала первый рассказ, то ещё раз, уже на другом уровне, поняла, что литература — это таинство; почувствовала, что ведь и правда, — автор, как писал тот же М. М. Бахтин, общается с «говорящим бытием».


Никола Тесла говорил, что весь наш мир имеет волновую природу. Литература даёт возможность убедиться в этом и даже явственно ощутить резонанс в момент прикосновения к художественному слову. Я мысленно улыбаюсь, когда мои студенты на сленге говорят о ком-то: «он на своей волне» — тот самый случай, когда сказано большее, чем подразумевалось.


Современность даёт возможность острее почувствовать литературу, потому что носители творческого духа рядом, их присутствие создаёт неповторимое ощущение единого пространства-времени, мы можем использовать уникальную возможность общения с представителями текущего литературного процесса, жить с ними «на одной волне».


— Есть ли сейчас в современной литературе имена, которые должен знать каждый?


— Для того, чтобы ответить на Ваш вопрос, пришлось завести литературный журнал. В этом, 2020 году ему исполняется 10 лет.

Авторы, которые показались достойными внимания, собраны в «Парусе». Кто-то из них даже стал нашим редактором и ведёт свои рубрики, кто-то — постоянный житель нашего литературного корабля.


— А какое место занимают великие писатели и поэты, такие как Федор Михайлович Достоевский и Сергей Александрович Есенин в XXI веке? Чему русские классики научили вас?


— Они учили и продолжают учить меня умению останавливаться (вот и сейчас я стараюсь писать эти слова неспешно, усмиряя вечно бегущее внимание) и без страха, с любовью вглядываться в головокружительную глубину этого мира («всматривание» и созерцательность в сочетании с широчайшей смысловой амплитудой, свойственные русской классике, мне кажется, беспрецедентны).

Ф. М. Достоевский действительно очень значим для меня, можете расценивать этот вопрос прямым попаданием в десятку.


Считаю Фёдора Михайловича великим ясновидящим — даже не столько в плане очевидных предсказаний о будущем России и о политических перипетиях XX и XXI вв., хотя они поразительно точны. Но с ещё большей проницательностью — на грани невероятного — такой же пристальностью, как и вдаль, Достоевский умел до самых тончайших нюансов чувствовать страдающую душу, её тончайшие и движения и метания — и даже «в своём развитии»! Меня всегда ошеломляло его неисчерпаемое сопереживание, его беспримерное понимание человеческой души, желание пройти с ней весь путь её — даже в самых страшных заблуждениях. Думаю, что такому провидческому, подчас страшному чувствованию до сих пор нет аналогов в мировой литературе. Для меня Достоевский (вот тут хочется сказать словами В. В. Розанова) — как «свой», как «родной». Это больше, чем тема или высокопарная фраза гениальный писатель.


И вот тут я хотела бы познакомить вас с одним невероятным постижением Достоевского, которое мне очень близко и которое когда-то сделал в своей непростой жизни новосибирский писатель Иван Марковский («Парус», 2020, март, № 80): http://parus.ruspole.info/node/11714


Есенин же — это возвращение домой в плане пространства-времени. Я думаю, что здесь не нужно говорить много слов. Если сказать всего два — «русский поэт» и оба наполнить максимальным содержанием, всё прочее будет лишь следствием.


Посмотрите работы Юрия Михайловича Павлова о Есенине, включая недавний разбор «монографии» Захара Прилепина:


https://www.rodnayakuban.com/post/заметки-о-нескольких-сюжетах-в-книге-прилепина-есенин-обещая-встречу-впереди

https://www.rodnayakuban.com/post/заметки-о-нескольких-сюжетах-в-книге-прилепина-есенин-обещая-встречу-впереди-1


Вы будете поражены, сколько «сшитых мнений» о поэте, облечённых в научные талмуды — «словно зубы в восемь рядов» (Н. С. Гумилёв), сколько «кривых зеркал» и ядовитых испарений вокруг «златоглавого» сына Руси…

И не смотря ни на что в XXI столетии, все они — родные нам по зову сердца, наши классики, порой беззащитные перед жестокосердным веком, стоят как незыблемые твердыни, крепости духа. И это мученичество их в сочетании с солнечной лёгкостью в познании бытия — конечно, пример для нас, всё более отдаляющихся от классиков во времени, но желающих духовно соединиться с ними в общем пространстве.


— Как было сказано ранее, Вы — редактор журнала «Парус». Как вам пришла идея создать свой журнал? В чем заключалась трудность реализации создания журнала?


— О том, как появился «Парус» я уже рассказывала и Вячеславу Бредневу в упомянутом интервью (http://журнальныймир.рф/content/irina-kalus-glavnoe-sberech-v-sebe-rodovuyu-pamyat), и Яне Сафроновой из «Нашего современника» (http://журнальныймир.рф/content/parus-nadezhdy). Наверное, суждено было ему возникнуть, чтобы где-то вдали, на электронных волнах, на горизонте современной отечественной словесности, где сливаются воедино две синие стихии — море и небо (поэзия и проза) — виднелось белое треугольное полотнище отчаянного литературного корабля, смею думать, совсем не «одинокого».


Трудность реализации журнала состояла в том, что изначально я даже не представляла, как это делается. Весь процесс приходилось осваивать по небольшому шажку. Но у меня замечательная команда, с такими талантливыми людьми интересно и легко работать.


— «Парус» публикует рассказы, повести, романы, фрагменты из произведений, пьесы, мемуары. Как Вы выбираете, что необходимо опубликовать? Вы обращаете внимание на личные симпатии читателя? Какого автора, или какую рубрику обязательно Вы бы посоветовали прочитать?


— У меня, как у любого родителя — все дети, все рубрики любимые. Каждая — неслучайна, каждая создавалась со своей «концепцией», каждую ведёт профессионал в своей области. Возьмите наугад любой номер, выберите любой материал, который притягивает, — прочитайте и поймёте, что это нечто особенное.


Если, знакомясь с рассказом, стихотворением, статьёй, Вы почувствовали в нём Ту Самую искру, которая зажигает ответный огонь в Вашей душе, если произведение, отвечая лучшим классическим традициям возвышает Вас, «собирает», если оно красиво в духовном плане, если в нём заложены милосердие, целомудрие, сострадание, любовь, то оно полноправно занимает свою каюту на борту «Паруса».


Как правило, наши читатели — наши друзья. Можно сказать, что «Парус» — палуба единомышленников. Они симпатизируют нашим авторам, радуются нашим открытиям новых талантов, поддерживают их своими тёплыми откликами.


Был, правда, не очень давно и другого рода случай, когда, встречая минувший 2020 год, я «с искренним неуважением» получила пожелание «жить долго и несчастливо» от одного автора, сочинения которого мы неоднократно отвергали. Выходит, что иной раз «личные симпатии» (к своим текстам) читателя, или несостоявшегося автора, перевешивают здравый смысл — вот тогда они перестают учитываться.


— Как Вам пришла идея дать журналу такое поэтическое название – «Парус»?


— Когда подбирала название, то поставила перед собой ряд условий, каким оно должны быть обязательно: поэтичным, кратким, благозвучным, знакомым и неожиданным одновременно. Мне хотелось подчеркнуть вдохновенный, «летящий» характер литературного творчества, хотелось, чтобы в названии были заложены классические ассоциации, чувствовались энергия, духовное напряжение, романтизм и красивый образ — образ души человеческой, наполненного, устремлённого ввысь и вперёд духа. Так появился «Парус».


— Удивительная особенность в Вашем журнале — это сочетание современных электронных технологий и «почвенно»-консервативной мысли. Какие еще особенности присутствуют в журнале «Парус»? Чем, по Вашему мнению, он отличается от других журналов?


— В «Нашем современнике» (2020, № 1) вышла статья о «Парусе» Яны Сафроновой (http://журнальныймир.рф/content/parus-nadezhdy). В ней она отмечает некоторые особенности «Паруса», в том числе необычную рубрику «Знакомство с авторами». Ну и ещё — каждому автору мы делаем свою авторскую страничку с фотографией и биографией. Конечно, «Парус» публикует традиционную поэзию и прозу, литературоведение, критику, публицистику, но есть и свои «изюминки».


Так, ещё одна наша особенность — обложка, которая состоит из картины какого-либо русского живописца (также классической традиции) и поэтического или прозаического высказывания того или иного классика — известной или малоизвестной цитаты, в которой содержится особенный смысл, предназначенный для осмысления именно в период выхода определённого номера. Герои наших обложек — русские гении в области живописи и художественного слова: Саврасов, Левитан, Крыжицкий, Фёдоров и др.; Пушкин, Фет, Тютчев, Достоевский, Чехов, Бунин и т.д.


На ниве отечественного изобразительного искусства есть множество прекрасных картин, которыми хочется полюбоваться вместе с читателем. Да и над некоторыми словами, при чтении произведений большого объёма, да и просто — при обычном чтении — подчас, проскальзывающими незаметно, подминаемыми сюжетом или нашей торопливостью, стоит поразмышлять отдельно — в этом и состоит роль обложки.


Есть у нас и такие, интересные рубрики как


- «Наши встречи», рубрика, предназначенная исключительно для интервью и бесед;

- «Скрижали», где мы только перечитываем классику разного толка — художественную прозу, публицистику, философию и др.;

- «Жемчужины святоотеческой литературы» (заглавие не требует расшифровки и комментария);

- «София культуры» (философская рубрика, построенная на диалогах и разных аспектах сакрализации категории прекрасного);

- «Школа русской философии», которая была открыта санкт-петербургским философом Николаем Петровичем Ильиным, но, к сожалению, состоялись только первые выпуски. Теперь рубрика ищет своего нового хозяина.

- «Пересаженные цветы» — рубрика художественных переводов с других языков

и другие занятные рубрики.


— Есть ли у Вас планы на ближайшее будущее?


— Мы начинали нашу беседу, когда жизнь текла своим, казалось бы, устоявшимся чередом, а завершаем её совсем в других условиях. Наверное, этот случай подводит нас к реализации плана «Б». Здесь действительно возникает убедительный повод порадоваться электронной форме нашего журнала, неподверженной всяческим неэлектронным видам вирусов. Будем развиваться в этом направлении, а когда ситуация изменится, можно будет вернуться и к другим замыслам. Наша задача искать свой путь, на котором журнал сохранится, будет развиваться и «тленья убежит».


Что бы Вы пожелали современной молодежи, а также любителям литературных журналов?


— Я бы всякому молодому человеку желала искать свою подлинность, в том числе, посредством проживания литературы. А если вы искренне, душой и сердцем любите литературу, то Вам всегда будет нравиться и такая форма литературной жизни как «толстые» журналы. Литературный «толстяк», сделанный на совесть — сплетение концентрированных творческих энергий его авторов, чудесный, исцеляющий душу нектар литературного творчества. Ищите «своих» авторов, «свои» произведения, «свои» темы и тогда вы вырастите уникальный образ самого себя.


Читателям хочу пожелать новых литературных открытий, а также — стать гениальными писателями своей собственной жизни.


— Спасибо, что уделили мне время.

Просмотров: 135

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899