• Родная Кубань

Категория памяти в стихотворениях Николая Зиновьева

Яна Мишурова


Не дожидаясь вдохновенья,

Возьму тетрадный чистый лист,

И запишу все те мгновенья,

Когда я был душою чист.


Николай Зиновьев


Память – мировая прима, на которой зиждется история человека, семьи, страны и мира. Способность помнить и запоминать дана каждому из нас от рождения, и память готова каждого одарить своим блестящим звучанием. Однако большинство с равнодушием посмотрит в ее сторону, оставив «спектакль» без внимания и гордо провозгласив принцип «жизнь одним днем». Зачем в таком случае обращаться к прошлому своих предков, Родины, мира. Иванам Непомнящим на земле живется проще: они не задумываются ни о своем будущем, ни о будущем своей Родины. Равнодушное отношение к истории своей страны, к родной и мировой культуре порождает потерянных нравственных скитальцев.


«Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости» – это слова великого русского поэта А.С. Пушкина, которые также значимы и сегодня. Действительно, любая культура продолжает развиваться только путем накопления памяти, а не отталкивания от прошлого: сохранение духовного наследия, культуры, истории Родины в памяти, знание народных сказок, скороговорок, песен, музыки и классической литературы, бережное отношение к истории своей семьи – культура памяти будущего закладывается уже сегодня.

В сущности, память – это одно из драгоценных богатств человека, ведь без корня и полынь не растет. Но здесь речь идет не о ностальгии в примитивном ее понимании. Будь то тоска по ушедшей молодости или анализ ошибок, совершенных на жизненном пути. Конечно, и такая рефлексия занимает своё место, мы же говорим о более духовном восприятии категории памяти. Пожалуй, память в её глубине и онтологической сущности является важной частью русской литературы и русской истории. Это мы можем видеть на примере обращения великих творцов к историческому прошлому родной страны: «Борис Годунов» А.С. Пушкина, «Война и Мир» Л.Н. Толстого, «Пугачев» С.А. Есенина. Чувство истории, осознание себя наследником и продолжателем дела предков – есть характерная черта любого русского писателя. Эта тема также важна в русской литературе и благодаря своему нравственному посылу, поскольку человек, оторвавшись от родной земли, от корней, от вековых традиций и истории, лишается и своей совести, теряет истинное человеческое лицо.


Мы живем в эпоху массовой культуры, когда «литературные кулинары» готовы пачками штамповать продукт быстрого потребления, променяв вечные истины на сиюминутные темы. Популярная современная литература практически не обращается к сложному, глубокому осмыслению тем. На первый план выходят иные элементы: красота языка, интригующий и интересный сюжет, даже яркая обложка. Таким образом, внешняя составляющая перекрывает собой внутреннюю пустоту. И человек, искушенный изобилием того, что предоставляет ему интернет или телевизор, делает свой выбор в пользу более простого, но красочного. Он живет примитивными образами, помещая их в свою довольно неприхотливую систему ценностей. Говорят, не плачьте об умерших – плачьте о потерявших душу и совесть. Действительно, все мировые беды и, прежде всего, беды каждого отдельного человека зачастую от духовной, а не материальной нищеты, умерщвленной совести и сердца черствого к чужой боли.


Одним из главных лекарств в борьбе с бездуховностью человеческой всегда была русская литература и ее верные творцы. Именно русская литература в своих вершинных образцах дает нам доброкачественную душевную пищу, указывает истинный путь или предостерегает от неверного. Безусловно, творец – это человек, наделенный огромным талантом, но осознающий силу слова и каждого действия, поэтому он творит не по своей воле, а по воле Божьей. Несмотря на современное преобладание массовой культуры, сейчас можно отыскать в грязи настоящие бриллианты – писателей, чьё творчество направлено на спасение человеческой души, а не на разрушение.


Такое мнение бытует:

Поэт лишь пишет, Бог диктует.

Но есть другая сторона:

Стихи диктует сатана,

И так порой скрывает ложь,

Что чьи стихи — не разберешь.

Спасенье в правиле простом,

Которому две тыщи лет:

Не осенив себя крестом,

Ты не пиши стихов, Поэт.


Это стихотворение нашего поистине русского, кубанского поэта Николая Александровича Зиновьева названо «Простое правило». Казалось бы, такое простое правило: «…Не осенив себя крестом, / Ты не пиши стихов…». Но оно дает ключ ко всему творчеству поэта, пропитанному искренней любовью к людям, к истории, культуре страны и болью за духовное состояние русского народа, за будущее родной России.


Проникновенная поэзия Николая Зиновьева яркими красками разливается на фоне мелодии пьесы «Осенняя песня» П.И. Чайковского. «Осень веет тоской, осень веет разлукой!» – писал Иван Бунин, но тоска и трагедия, которые, на первый взгляд, можно найти и в творчестве Николая Зиновьева, не являются ключевыми. Поэзия в данном случае – это исповедь души, с болью и радостью, ведь радость она не всегда кричащая и яркая. Когда радость глубоко в душе, она проявляет себя тихо и со смирением. Перенося это правилона поэзию Николая Зиновьева, мы видим, что его душа страдает о России и её будущем, но вера и надежда на лучшее не покидают лирического героя. В этом и заключается тихая радость мелодии.


Светлая исповедь души поэта вдохновлена красотой русской природы, русским народом и его историческим наследием. Поэт спокойно и вдумчиво повествует о самом сокровенном, затрагивая каждую струну человеческой души.


На кучевые облака

Смотрю так пристально и долго,

Что вижу крылья ветряка

И пыль станичного проселка,

Коня ведет к реке казак,

По шелковистой шее гладит,

Шипит на мальчика гусак,

А мальчик этот – мой прапрадед…


Николай Зиновьев, обращаясь в стихотворении «В степи» к своим семейным корням, будит и нашу совесть: помни, не разрывай тонкую нить, связывающую тебя с твоими предками, традициями и историей.


Одной из главных тем творчества поэта всегда была семья. Это мы можем понять и при исследовании его поэзии, и при осмыслении сказанного Николаем Александровичем. По мнению писателя, «родственные связи цементировали нашу крестьянскую Россию, где в царское время 95% составляло сельское население. Если люди привязаны к земле, то они и добрее, и милосерднее, чем в каменных джунглях, — не в обиду будь сказано горожанам!» [1]. Действительно, в стародавние времена знать и почитать свой род считалось обязательным, и не только в среде представителей высшего сословия: каждый старался запомнить сведения о своей близкой и дальней родне.


В современных реалиях мы часто видим довольно печальную картину: «разрыв» между поколениями и оторванность от своего рода. Тенденция современного человека выражена в знании истории только со дня своего рождения, в лучшем случае – с биографии собственных родителей. Разумеется, без осознанного понимания своего жизненного пути через историческое значение памяти, заложенное изначально в собственных корнях, не будет и осознания места истории страны, народа и даже мира в своей жизни. Обращаясь к поэзии Николая Зиновьева, мы видим, что автор, затрагивая личные темы своей семьи и рода, пробуждает и в каждом читателе добрую память о близких и родных.


Осталась от бабушки прялка

И тихая грусть на душе.

О Господи, как же мне жалко,

Что нет её с нами уже!

Никто мне «Мыкола» не скажет…

Но в снах моих, полных тоски,

Я вижу: в раю она вяжет

Христу шерстяные носки.


Несмотря на, казалось бы, печальный мотив стихотворения, поэт возвращает и себя, и читателя к воспоминаниям из блаженного детства, а сердечное «Мыкола» ласково трогает душу, касается по-настоящему искренне, по-родному. Эти воспоминания знакомы практически каждому человеку, стоит только не забывать теплую память детства. Созвучен этой теме отрывок из произведения русского писателя Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы»: «Знайте же, что ничего нет выше и сильнее, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, и особенно вынесенное еще из детства, из родительского дома. Вам много говорят про воспитание ваше, а вот какое-нибудь этакое прекрасное, святое воспоминание, сохраненное с детства, может быть самое лучшее воспитание и есть. Если много набрать таких воспоминаний с собою в жизнь, то спасен человек на всю жизнь. И даже если и одно только хорошее воспоминание при нас останется в нашем сердце, то и то может послужить когда-нибудь нам во спасение» [2]. Как верно сказана устами Алеши Карамазова простая истина – сохрани святое воспоминание детства, потому что в будущем оно может стать твоим спасением. Память. Порой именно память из светлого детства способна в трудную минуту вернуть заблудшую душу на верный путь:


Мне девять лет, а Вовке – три.

Он младший брат мой, господин.

Он неспособен жить один:

Ему, то сопли подотри,

То из варенья сделай морс…

Но, впрочем, суть совсем не в этом,

А в том, что я давно б замерз,

Не грейся тем далеким светом,

Когда я был совсем другой,

Когда я брату был слугой…


«Краткость – сестра таланта» – знаменитая фраза А.П. Чехова, ставшая верным другом поэзии Николая Александровича. Способность буквально в нескольких строках содержательно и с чувством передать мысль, используя понятные каждому человеку образы – одна из важнейших характерных черт творчества поэта. Эту особенность замечал и Валентин Распутин: «он немногословен в стихе и четок в выражении мысли, он строки не навевает, как это часто бывает в поэзии, а вырубает настолько мощной и ударной, неожиданной мыслью, мыслью точной и яркой, что это производит сильное, если не оглушающее впечатление» [3].


Особое оглушающее впечатление чаще всего производят злободневные стихи поэта: «Моя поэзия злободневна. Но не моя вина, что у дня больше злобы, чем доброты. Будь наоборот, моя поэзия была бы добродневной» [4]. И это вполне обоснованно, ни один автор не пожелает обойти стороной тему болезней души общества, которые просачиваются темными пятнами на белом полотне. Но поэзия Николая Александровича отличается тем, что он не выступает в роли назидателя и морализатора, обличающего пороки и обучающего, как правильно жить. Эта поэзия – песня души, пусть и скорбящей по бедственному духовному положению России, но искренне любящей весь ее народ. Такая поэзия в определенной мере и выполняет подвижническую миссию.

Превращая свой поэтический дар в действительно весомый труд, Николай Зиновьев созидает во благо духовного здоровья русского народа. И это творчество не напрасно, об этом говорит и количество читателей Николая Зиновьева, воспринимающих его поэзию со слезами на глазах. И сколько бы поэт ни обращался к злобе дня, он всегда возвращается к тем воспоминаниям, что могут стать спасением: историческое прошлое семьи, близких и всего русского народа:


То порой опускаясь на дно,

То со дна поднимаясь, как дым,

Достоверно я знаю одно,

Что уже не умру молодым.

А ребята ушли в двадцать лет.

Что осталось от них? Имена?

Нет, конечно, когда лунный свет

На полу оставляет свой след,

Все они посещают меня…


В стихотворении, посвященном одноклассникам Николая Зиновьева, погибшим в Афганистане, поэт задается скорбным вопросом: «Что осталось от них?», от тех двадцатилетних мальчиков, положивших свои жизни ради счастья живущих сейчас. И в каждом стихотворении, будь то тема Гражданской войны или Великой Отечественной, звучит мотив: мы всё должны помнить. В наставлении «Сыну» Николай Зиновьев просит:


Просто помнить, что я есть,

А потом, — что был когда-то…


Закономерно и то, что для Николая Зиновьева близкими по духу поэтами являются Николай Рубцов и Юрий Кузнецов: «Влияние Рубцова и Кузнецова, – говорит поэт, – появилось в том, что я понял, почувствовал, что это поэты русские, именно русские, а не советские» [5]. Это те поэты, которые тоже обращаются к категории памяти. Они в своем творчестве воплощают чувство вселенской боли за русский народ и вселенскую любовь. В стихотворении о солдате не вернувшемся с войны «Гимнастерка» Юрий Кузнецов представляет картину, полную печали: скорбящая жена, пронесшая через всю жизнь искреннюю любовь и память о муже:


Годами снился этот дым,

Она дышала этим дымом —

И ядовитым, и родным,

Уже почти неуловимым…

…Хозяйка юная вошла.

Пока старуха вспоминала,

Углы от пыли обмела

И — гимнастёрку постирала.


Трепетным чувством привязанности к малой родине, где прошло детство и чувствуется «самая жгучая, самая смертная связь», проникнуто стихотворение Николая Рубцова «Тихая моя родина»:


Тина теперь и болотина

Там, где купаться любил...

Тихая моя родина,

Я ничего не забыл.

Новый забор перед школою,

Тот же зеленый простор.

Словно ворона веселая,

Сяду опять на забор!


Нам кажется вполне логичным духовное родство этих авторов, проявленное при осмыслении категории памяти. Близкие по национальному коду поэты одинаково глубоко чувствуют и исследуют вещественную ткань воспоминаний. Любовь к своему краю, народу, Богу – вот доминанты их творчества. Поэтов также объединяет стройность мелодии стиха, гармоничное сочетание звуков и рифм, идейная завершенность и способность емко и многогранно воздействовать на душу читателя.


Именно такая поэзия – одухотворенная, честная, наполненная тихим, живым светом – является искренней. Она идет от Бога и направлена на созидание прекрасного. Произведения такого творца, излучая свет любви и правды, касаются души человека. Верны слова Николая Зиновьева о двойственности музы поэзии: «Поэтическое вдохновение может и от Бога идти, – но может идти и от врага человеческого. Есть же такое выражение: “дьявольски красиво”… Бывает такое: стихотворение прекрасное, но его внутренняя суть плоха, и написано оно не от любви, а от ненависти, от зависти, от гордыни, – а значит, уже это не от Бога!» [6].


В нынешнее время настоящая поэзия и истинные поэтические дарования появляются нечасто из-за духовного опустошения современного человека. Но зато царит примитивная антипоэзия (или «непоэзия» по Николаю Зиновьеву), претендующая на звание подлинного искусства. Такие стихотворения создаются по клише или с использованием псевдоноваторства, но всегда механически и без души, поскольку о какой душе может идти речь, когда в центре нет главного.


По признанию Николая Зиновьева, для него поэзия – «это и молитва, и покаяние, и спасение» [7]. Только при таком глубоком понимании сущности поэзии и поэтического дара, при умении чувствовать душой и сердцем божественную красоту можно создавать одухотворенные стихотворения:


Тесный дворик с будкой Тузика,

Мне, наверно, года три.

И чарующая музыка

День и ночь звучит внутри…

Стёрли будку вместе с Тузиком,

Словно ластиком, года.

Но чарующая музыка

Не исчезла никуда.


Юрий Иванович Селезнев писал: «Человек жив, пока жива память о нём». Стихотворения Николая Зиновьева наделяют нас пониманием необходимости восстановления национальной памяти, неустанного труда во благо России и утверждения божественного света в период духовной темноты.


Библиографический спискок:


1. Божья дудка: интервью с Николаем Зиновьевым // Православный Санкт-Петербург. – URL: (дата обращения: 03.03.2020).

2. Достоевский, Ф.М. Братья Карамазовы : [роман] / Ф.М. Достоевский. – М. : АСТ, 2018. – С. 988. – (Эксклюзив: Русская классика).

3. Зиновьев, Н.А. Собрание сочинений: в 2 т. / Н.А. Зиновьев; ред.-сост. Т.А. Василевская. – Краснодар: Книга, 2020. – Т. 1. – 2020. – С.

4. Николай Зиновьев: «Моя поэзия – о Любви» // Столетие. – URL: http://www.stoletie.ru/kultura/nikolaj_zinovjev_moja_poezija__o_lubvi_479.htm (дата обращения: 22.03.2020).

5. Сердце, согретое тревогой // Литературная газета. URL: https://lgz.ru/article/-37-6613-20-09-2017/serdtse-sogretoe-trevogoy/ (дата обращения: 24.03.2020).

6. Божья дудка: интервью с Николаем Зиновьевым // Православный Санкт-Петербург. – URL: (дата обращения: 03.03.2020).

7. Николай Зиновьев: «Любовь умаляется, зло набирает силу» // По ком звонит колокол. URL: https://www.mgarsky-monastery.org/kolokol/4412 (дата обращения: 22.03.2020).





Мишурова Яна Андреевна. Родилась в 1999 году в Анапе. Студентка 3-го курса факультета журналистики Кубанского государственного университета. Публиковалась в журнале «МОЛОКО».

Просмотров: 114

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899