• Виктор БАРАКОВ

ПРАЗДНИЧНЫЙ ДЕНЬ РУССКОЙ ПРОЗЫ


С праздником, дорогие читатели, с неожиданным и ошеломляющим праздником русского слова!


Перед вами первое, но исключительно талантливое произведение доселе неиз-вестного автора, Андрея Пиценко. Его рассказ «Саввин день» - настоящее откры-тие в отечественной литературе, насыщенной именами, но редко балующей нас истинными писательскими находками.


Автор с неприметной фамилией не был просеян, как часто бывает, через сито литературных семинаров, а явился сам, как драгоценный полновесный слиток, бли-стающий художественным даром и мастерством. Главный редактор «Родной Ку-бани» Юрий Павлов совершенно случайно, наугад, выбрал этот текст посреди от-ложенных «на потом» и уже не смог от него оторваться…


Язык рассказа настолько богат и выразителен, что во время чтения останавли-ваешься и вопрошаешь: неужели это написано сейчас, а не в золотое время дере-венской прозы?! Великолепные, подробнейшие описания внешности героев, знание, - до мельчайших деталей, сельского и военного быта, и одновременно - проникнове-ние в духовную сферу, в которой любое действие преображается и становится ли-рическим. А какие у дебютанта свежие, ни на что не похожие сравнения в карти-нах природы, какой воздух!.. «За Куролесихой, на другом берегу неровно темнеют громадины величавых сосен Горелого леса. На эти сосны карабкается каждое утро солнце, а вскарабкавшись, проливает свои нежные утренние лучи на весь белый свет. Когда дует восточный ветер, прохладная влажность реки смешивается с крепким духом сосновой смолы, нагретой за день, и грибной прелью».


Я скептически отношусь к современным произведениям о Великой Отечественной войне – слишком много в них вторичного, кинематографического, нет окопной правды, нет подлинности. А вот Андрею Пиценко верю! И сюжету, и диалогам, и неторопливому сердечному ритму главного героя, его мыслям и чувствам. Описание смертельно уставшего от войны капитана, вдруг остановившегося в злую минуту столкновения, потрясает: «Капитан отпустил вдруг лопату. И Петруня увидел – перед ним стоит уже не тот командир с огромными, навыкате глазами, взвинчен-ный яростной гонкой к возможной смерти. Он в одно мгновенье, словно опамято-вавшись, превратился в опустошенного, до крайности издерганного войной челове-ка. Не было в его взгляде ни жестокости, ни удивления. Его усталые, в окоеме вос-паленных век глаза смотрели куда-то сквозь Петруню, будто и не видел капитан ездового. Так старики в свои последние дни смотрят иной раз на хлопочущих рядом родных».


И концовке рассказа веришь, как самому себе… Саввин день – это ведь ещё и народный праздник памяти Святого Саввы, по поверью связанный с заботой о ло-шадях, телегах… И герой, обыкновенный обозник, жертвует жизнью – не только ради лошади, а ради незабвенной деревенской памяти и любви.

Надо признать, что влияние русской классики в рассказе чувствуется.


Наверное, Андрей Пиценко особенно внимательно читал Василия Белова и раннего Виктора Астафьева. И хотя автор рассказа – человек городской и живёт в Краснодаре, «корни» его видны: и деревня Тимошиха (почти Тимониха), и северные угоры (это среди кубанских-то степей!), и трепетное отношение «ко всякой живности»… И родом главный герой, Петруня, из вологодских краёв, из «Вожегодской волости».


Любовь к природе, к трагическому, но величественному замыслу о человеке, со-зданном по образу и подобию Божьему – черта русской классической литературы во все времена. Очень хочется, чтобы это открытие, это чудесное поэтическое начало не исчезло, а продолжило путь к читательскому признанию.


Просмотров: 47

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899