• Елена РТИЩЕВА

Убийство языка?


«А сейчас я устрою вам челлендж. Покреативьте и представьте месседж на актуальную тему. Окей?»

Как думаете, на каком языке эта фраза? Уж явно не на русском. А если и на русском, то далеко не литературном. Во всяком случае, Microsoft Word выделил красным цветом большую часть вышеприведенной фразы. Так сказать, вежливо спросил меня: «Что это?»

А я и сама не знаю, что это и на каком языке. Знаю только: на этом странном наречии учат школьников и студентов – доживи Пушкин с Есениным до наших дней, их горькие слезы затопили бы не одну улицу. Взять хотя бы популярные сегодня образовательные семинары, на один из которых меня занесло волею судьбы. Уже на пятой минуте мне захотелось схватить Большой словарь синонимов русского языка и кинуть им в спикера. Ой, простите, в докладчика!

Сложилось впечатление, что он то ли русского не знал, то ли считал его чем-то вроде языка рабочих и крестьян. В общем, недостойным себя. Самое смешное, что человек делился действительно полезными знаниями. И от этого еще более печально, что для того, чтобы понять весь объём информации, мне пришлось поднапрячься и походу переводить в блокноте лекцию на человеческий язык.

Откуда вообще взялись эти клининги, месседжи, дайджесты, маркетинги, мерчендайзинги и другие слова для тренировки артикуляционного аппарата? Ответ банален до невозможности: приплыли к нам из-за рубежа.

Международные отношения в экономической, политической и других сферах деятельности, использование новых технологий и средств коммуникации (социальные сети, сайты в Интернете) приводят к появлению неологизмов в речи – в большинстве своем это слова–заимствования из английского языка. В виду того, что английский язык носит статус международного, его активно используют везде и всюду – от ведения деловых переговоров с зарубежными партнерами до общения на «Фейсбуке» с иностранцами. При таком положении дел избежать интервенции в нашу словесность невозможно. Заимствования перерабатываются. И вот мы используем в речи непонятные, чужеродные слова, которые «обрастают» русскими суффиксами, приставками и окончаниями.

Чем же объяснить феномен того, что в молодежной речи звучат зарубежные сленговые слова в чистом виде, а отчеты бизнесменов из понятных докладов превращаются в ребусы–сканворды в четыре звезды сложности?

Первая мысль, которая приходит в голову, – это незнание русских синонимов. Но прежде чем винить школы и вузы в некачественном образовании молодых, задумайтесь. Страдают не сложные слова–термины, а банальные повседневные выражения. К примеру, слово «уборщица» знает каждый. Зачем называть ее «мастером по клинингу»? Чтобы выпендриться? Но слово «клинер» в английском языке имеет точно такой же смысл, что и «уборщица» в русском. Таким образом, создание привлекательного образа в глазах иностранцев автоматически отпадает. Что же тогда? Чем провинился перед вами русский язык, что вы так тщательно его избегаете? Неужто родной стал немодным?

А ведь немногие не задумываются о последствиях. Немногих волнует, что засорение языка англицизмами и зарубежным сленгом убивает его исконную культурную составляющую, его красоту и богатство.

Синонимы, антонимы, омонимы, паронимы – возможность выразить свою мысль в зависимости от ситуации, настроения, отношения к собеседнику, собственного внутреннего мира, ёмкость и экономность языка – где еще можно встретить такое сокровище? В каком языке, имея один корень -ход-, можно, благодаря приставкам, образовать ещё 15 слов с другим лексическим значением: уходить, заходить, находить, входить, приходить, выходить, сходить?..

Ещё одно достоинство русского языка – его образность. Каждое слово имеет свой оттенок. Вы знаете, почему «окно» называют окном? А «улицу» улицей? Каково значение слов «богатство», «богатырь»? Как они образовались? Не от слова ли «Бог»? Язык отражает культуру и историю народа, который на нем говорит, транслирует жизнь. А какой культурный подтекст имеет для славян слово «батл»? Или «респект»?

Зачем подменять прекрасные, понятные русские слова чужими англицизмами? Скажем, есть фраза: «Сериал закончился хеппи-эндом» (англ. happy-end – счастливый конец). Почему нельзя сказать: «У сериала был счастливый конец»? Уверена, фразу «счастливый конец» знает каждый. «Это так важно?» – спросите вы. А я скажу: планета не содрогнется от того, что вы употребите в речи то или иное выражение, нарушающее первозданность родного языка. Но вы только прочувствуйте, насколько красиво и мелодично звучит предложение на русском! Под словом «счастье» мы подразумеваем спокойствие, благополучие. А что приходит в душу при словах «хеппи энд»? Лично я чувствую абсолютное безразличие.

Или для вас важнее модные веяния? «Английский ведь популярен!» «Все стремятся за рубеж – там выше уровень жизни!» Это значит: нужно копировать их модель поведения?

Во-первых, как вы помните, лучше там, где нас нет. А во-вторых, хотите узнать, как сами иностранцы относятся к заимствованиям в языке?

Обратимся к такому популярному веянию массовой культуры, как татуировки. По всему миру современная молодежь прониклась модой украшать свое тело разнообразными рисунками и надписями. А знали ли вы, что, по данным социологических исследований, самыми популярными языками для тату–надписей среди русскоговорящего населения считаются латынь, арабская вязь, хинди, иврит, китайские и японские иероглифы. Как вы могли заметить, в этом списке нет и намека на великий и могучий.

Сотрудники тату–салонов отмечают среди клиентов забавную тенденцию. Уже после выполнения текстового рисунка, огромное количество людей, любуясь свежей надписью, лезут в Google с запросом выполнить ее перевод. Нет смысла спрашивать, в каком месте была голова человека в тот момент, когда он решил сначала сделать надпись на теле, а уже потом поинтересоваться, что она значит. Я задам другой вопрос: насколько нужно было обесценить русскую культуру и речь, чтобы русский народ, не задумываясь о смыслах и подтекстах, отдавал бешеные деньги за иноязычные, непонятные высказывая на теле. Только не на родном русском! Не модно, видите ли!

Так вот, завидев на иностранце иерогриф, японец впадет в недоумение – он-то в отличие от вас прекрасно знает, что мастер написал на вашей руке или спине. Это все равно, как если бы он захотел набить на себе слово «счастливчик», но в итоге перепутал бы буквы. А потом до конца своих дней жил бы со словом «неудачник» на руке. Эффект тот же.

Последние несколько лет в мире наблюдается тенденция к возрождению национальных культур. Зачем далеко ходить – обратим внимание на одежду. Жители многих стран стали носить национальные наряды в повседневной жизни. Взять хотя бы те же норвежские шерстяные свитера, французские береты, украинские вышиванки, павлопосадские платки, футболки с национальным орнаментом в Белоруссии.

Возрождается не только одежда. В той же Белоруссии в последние годы растет популярность белорусского языка – на курсах по изучению «мовы» аншлаги, все чаще на улицах Минска можно услышать в качестве приветствия «добры дзень», а в знак благодарности «дзякуй». Это не считается постыдным. С начала 2014 года в белорусской столице стартовал языковой проект «Мова нанова» («Язык заново»). Кроме того, продолжил работу проект «Мова ці кава» (дословно – «Язык или кофе», но на слух эта фраза воспринимается и как «Мова цікава» – «Язык - это интересно»). Курсы абсолютно бесплатны. «Эти и другие проявления внимания к белорусскому языку свидетельствуют о том, что язык для белорусов – ценность», – говорит в интервью для сайта «Made for minds» ведущий занятий «Мова нанова» Глеб Лободенко.

Примером послужат и конкурсные песни Евровидение. Все чаще страны–участницы отправляют на конкурс исполнителей с песнями на национальных языках. К примеру, в 2017 зрители смогут насладиться песнями на португальском, венгерском, цыганском, белорусском, итальянском, испанском, французском и английском языках. Участница от России Юлия Самойлова должна была представить свою песню на традиционном для конкурса английском (последний раз в рамках Евровидения песня на русском языке звучала в далеком 2003-м, и всего четыре раза за 20 лет участия. Для сравнения – Франция из 59 случаев участия представила 59 песен на французском).

Опять задаюсь вопросом: не модно? Ничего мешает португальцам петь на португальском, французам – на французском. Что мешает русским – на русском?

Язык для человека – как ребенок. Вместе с народом он развивается, живет, обогащается, впитывает информацию, радует своих родных и близких. Мы с вами – его родители, и мы же – его дети. А дети, как известно, продолжают дело родителей, несут в себе память о них, передают будущим поколениям. А теперь представьте, что каждое изувеченное, обезображенное или забытое слово – это бутылка водки или сигарета в руках вашего сына или дочери. Грош цена нам как родителям, господа, если мы допускаем моральное разложение нашего чада. И какую память передаст наш ребенок своим детям? Доживет ли он до того момента, когда необходимо будет рассказывать выросшим малюткам об истории и великих свершениях? Или он погибнет в вонючей подворотне под гнетом неологизмов, а мы из-за нашего с вами безразличия станем… убийцами?

Как известно, первое правило информационных войн – уничтожить почву под ногами противника, лишить его культуры, изменить историю, и, как ни странно, придать забвению национальный язык. Есть повод задуматься.

Язык – это культура, история и жизнь народа. Он - в песнях матерей, в стихах, в романах и повестях, в сказках, былинах и легендах, пословицах и поговорках – ведь это и есть богатство, наш щит, поддержка и опора! Пока жив хоть один человек, который говорит на нем, народ не погибнет. Этому постулату следуют миллионы людей по всему миру. Давайте и мы позаботимся о нашей святыне!

Не несите мусор в избу, и, если есть выбор, какое слово употребить, обратитесь к истокам, загляните в словарь синонимов, читайте литературу. Храните и берегите свое сокровище, дабы однажды во сне вам не явился Федор Михайлович Достоевский и, разочарованно покачав головой, не повесил бы на вас ярмо «убийцы чарующего русского слова».

#Публицистика

Просмотров: 0

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Главный редактор — Юрий Михайлович Павлов

Заместитель главного редактора — Николай Игоревич Крижановский 

Редактор отдела — Валерия Александровна Бельтюкова

Наша почта: r-kuban@inbox.ru

 Подписной индекс: 31899