• Родная Кубань

Юрий Кузнецов

ПУСКАЙ ОСТАНЕТСЯ ВО МНЕ


Пускай останется во мне

Избыток вдумчивого детства.

О! Как приятно в тишине,

Совсем не думая о сне,

Перебирать свое наследство.


И хоть прошло не много лет,

Но вспоминаешь: "Вот когда-то...

Когда еще кутил сосед.

Когда был крепок старый дед.

Когда была новее хата.


Когда..." От этого "когда"

Скрипят тесовые ступени,

Под ветром стонут провода.

Горит, горит моя звезда,

И от друзей ложатся тени.


1955


ПОСЛЕДНИЙ ЧЕЛОВЕК


Он возвращался с собственных поминок

В туман и снег, без шапки и пальто,

И бормотал: — Повсюду глум и рынок.

Я проиграл со смертью поединок.

Да, я ничто, но русское ничто.


— Все продано, — он бормотал с презреньем, —

Не только моя шапка и пальто.

Я ухожу. С моим исчезновеньем

Мир рухнет в ад и станет привиденьем —

Вот что такое русское ничто.


Глухие человека не слыхали,

Слепые человека не видали,

Немые человека замолчали,

Зато все остальные закричали:

— Так что ж ты медлишь, русское ничто?


1994


НА РЕКЕ


Желтеет за нахохленной станицей

Далекими кувшинками река.

И, уплывая в длительное странствие,

Цепляются за звезды облака.


Уходит деревень знакомый облик —

В туманах жизни зернышко судьбы.

А в речке заблудившееся облако

Встает перед баркасом на дыбы.


Я снова здесь под маревами древними

В забытом богом дорогом краю.

И снова за прибрежными деревьями

Выщипывает лошадь тень свою.


Наутро станет звякать каплей с ветки

О патронташи тракторных следов.

И я поставлю на окно соседке

Сырое пламя сорванных цветов.


1958


ЗИМНЯЯ ГРУША


Я видел на ветке последнюю грушу,

Желтела она за версту.

Но вырвала буря и древо и душу...

Я грушу поймал на лету.


А буря промчалась. А груша не знает,

Что нет ни ствола, ни корней.

И в теплой руке все еще дозревает...

О, груша отчизны моей!


1998


***

Надо мною дымится

пробитое пулями солнце.

Смотрит с фото отец,

измотанный долгой бессонницей,

Поседевший без старости,

в обожженной измятой каске.

Он оставил мне Родину

и зачитанных писем связку.

Я не помню отца,

я его вспоминать не умею.

Только снится мне фронт

и в горелых ромашках траншеи.

Только небо черно,

и луну исцарапали ветки.

И в назначенный час

не вернулся отец из разведки...

Мне в наследство достался

неувиденный взгляд усталый

На почти не хрустящей

фотокарточке старой,

За рекой в степи,

как отцовские раны,

Молодые закаты горят,

освещая курганы


1959


НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ


О, Родина! Как это странно,

Что в Александрийском саду

Его могила безымянна

И — у народа на виду.


Из Александрийского сада

Он выползает на твой свет.

Как хвост победного парада,

Влачит он свой кровавый след.


Во глубине тысячелетней

Владимир-Солнышко встает,

И знаменосец твой последний

По Красной площади ползет.


В его лице полно туману,

А под локтями синий дым.

Заткнул свою сквозную рану

Он бывшим знаменем твоим.


Его слова подобный бреду

И осыпают прах земной:

" — За мной враги идут по следу,

Они убьют тебя со мной.


О, Родина! С какой тоскою

Кричит поруганная честь!

Добей меня своей рукою.

Я криком выдаю: ты здесь.

Просмотров: 0

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Главный редактор — Юрий Михайлович Павлов

Заместитель главного редактора — Николай Игоревич Крижановский 

Редактор отдела — Валерия Александровна Бельтюкова

Наша почта: r-kuban@inbox.ru

 Подписной индекс: 31899