«Я умер утром. На рассвете…»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

 

Наши в Берлине. Марши слышны.

Каждый себе командир.

А мама мне зашивает штаны,

Заношенные до дыр.

 

Послевоенное время шпаны.

Голода злая рука.

А мама мне зашивает штаны,

Сшитые из мешка.

 

Мне в школу скоро. Ночи черны.

Ни книг, ни чернил – хоть убей.

А мама мне сочиняет штаны

Из ношеной юбки своей.

 

Сегодня те годы почти не видны.

Но сквозь буреломы лет

Я вижу: мама мне шьет штаны.

Мама, которой нет...

 

***

Блестела церковь куполами.

О чем-то колокол звенел.

И что-то было между нами,

Но что – понять я не сумел.

 

А день был невозможно ярок.

Цвели черешни и кизил.

И каждый миг был как подарок.

А я его не оценил.

 

Я думал, счастье бесконечно.

Бери и хоть горстями пей.

Ты это знала все, конечно,

А я тупого был тупей.

 

***

На Тереке не слышно русской речи –

Там, где она звучала сотни лет.

И месяц в небе, словно рог овечий

И символ надвигающихся бед.

 

Казачий край! Родная сторона,

Где каждая былинка, как кровинка!

Скажи мне, в чем твоя, моя вина,

Что от души осталась половинка?

 

Одна никак покой не обретет.

Другая – здесь, на Тереке, витает,

Где терн колючий по весне цветет,

Хмельной осетр в заводи гуляет.

 

Кровавые рассветы над рекой.

Кровавые закаты над горами.

Душа моя не обретет покой,

Пока огонь и пламень между нами.

 

Пока мой край в дыму пороховом,

Пока ковыль над гребнями струится,

О, ангел мой, взмахни своим крылом,

Чтоб мне на свете больше не родиться.

 

БЛАГОДАРНОСТЬ

 

Что наша жизнь? Мельканье мотылька.

Безумная затея мирозданья.

Творца ли вездесущего рука

Или случайной прихоти созданье.

 

 

Откуда роскошь дивная лугов,

В лесной чащобе бормотанье птицы?

И ты, как одержимый, вновь готов

В одежды скомороха облачиться.

 

И что с того? Пусть шум стоит в ушах

От ветра, налетевшего с поречья.

Живи себе за совесть, не за страх

И что с того, что время быстротечно,

 

Забудь о нем. И благодарен будь

За то, что просто выпала удача

Пройти земной отпущенный нам путь,

Смеясь, ликуя, радуясь и плача.

 

СЛОВО

И все-таки вначале было слово.

И многозвучный мир обрел себя.

И солнце исполняло в небе соло.

И лебеди летели вдаль, трубя.

И небо стало небом. Твердь – землею.

И море – морем. Рощей – березняк,

Где мы однажды встретились с тобою.

И это был судьбы вселенский знак.

 

ПЕТУХ

Глаза не насытятся лугом,

Неброской его красотой.

Зачем мы бежим друг от друга?

Зачем потеряли покой?

 

Ведь есть настоящее что-то,

Как этих ромашек разлив,

Калужниц литых позолота,

Сияние синее нив,

 

Где столько простора и чувства,

Что просто не высказать вслух.

И высшее в мире искусство –

На крышу взлетевший петух

 

И вдруг огласивший окрестность

Наивным своим голоском.

Но сердцу становится тесно

И к горлу подкатится ком…

 

***

Тебя бы в весенней степи ловить,

Руки заламывать белые,

И безоглядно, взахлеб любить,

Гордая и несмелая.

 

Ты словно знаешь: мир трижды клят,

И губы с того обуглены,

Что нарожаешь мне казачат,

Что будут в боях порублены…

 

***

А на деревне птичье пенье.

И, опершись на кулаки,

Сидят с библейских дней творенья,

Уставясь в землю, старики.

 

Они родимую пахали

И защищали злой порой.

И были крепче вражьей стали,

И мягче воска – с детворой.

 

И все мечтали, что однажды,

Не где-то в запредельной мгле,

Построят сами ненапряжно

Святое царство на земле.

 

Здесь пьют колодезную воду.

Скрипит привычно журавель

Не то, чтоб прошлому в угоду,

А просто с прошлого досель.

 

И что им всем до перестройки?

Очередная чья-то блажь.

Вот сварят ночью самогонки –

И заходи, сосед, уважь.

 

И станет на душе просторно,

Да так, что хочется запеть.

Он здесь их свет: высокий, горний,

Что из Кремля не разглядеть.

 

ВСТРЕЧА

Наша с тобою встреча,

Как встреча утра и вечера,

Как встреча сумерек с днем.

Пусть чувства горят огнем.

 

У нас с тобою одни гены.

Зачем ты мне перерезала вены?

 

ПЯТАК

А я еще витаю в облаках,

Хотя давно пора остепениться.

И жить уже за совесть, не за страх,

А иначе потом не отмолиться.

 

Смотри: звезда над заводью взошла.

И серебрятся листья под луною.

Ужель и вправду молодость прошла?

Ужель и вправду время за спиною?

 

А я его не чувствовал, чудак,

Как будто впереди без края вечность.

И открывалась мира бесконечность,

В которой жизни было на пятак…

 

ПАУТИНА

Себя уверишь: счастье – ложь.

Но утром поразит картина:

Плывет над полем паутина,

И ты, как вкопанный, замрешь.

 

С чего бы вдруг, какая радость?!

Пожалуй, и не объяснить.

Но эта маленькая малость –

Времен связующая нить.

 

Что нас, как путника в пустыне,

Мираж не пустит из тенет.

Так эта в поле паутина,

Которой иллюзорней нет.

 

СУДЬБА

Хмурый день. Холодный ливень.

Люди шествуют в воде.

Я когда-то был счастливый.

Моя юность, где ты,

Где?

 

Я б помчался за тобою

Хоть по углям босиком.

За неведомой судьбою,

За далекий окоем.

 

Как тогда все просто было!

Солнце в сердце день и ночь.

Я любил и ты любила,

Чтоб сбежать однажды прочь.

 

Как бы я ценил сегодня

Встреч с тобою каждый час.

И луна была как сводня,

И свидетелем Пегас.

 

Что ж сейчас? Гурьбою дружной

Дни сгорают без огня.

И судьбы другой не нужно Той, где не было б тебя.

 

***

Я умер утром. На рассвете.

Еще не вспыхнула заря.

И спали безмятежно дети,

И думалось, что жил не зря.

 

Что в смуте будней не сломался

И всех врагов своих простил.

И ангел жизни рассмеялся.  

И ангел смерти загрустил.

 

 

Виктор Богданов родился в 1941 году в селе Мужичи Чечено-Ингушской АССР. Окончил историко-филологический факультет Чечено-Ингушского пединститута. Прозаик, поэт, публицист, автор десяти книг. Публиковался в «Литературной газете», «Доне» и других СМИ. С 1990 года живет в Краснодаре. Член Союза писателей СССР с 1978 года.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб с...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Ма...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дру...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899