НЕхохотальная путаница

Размышления о современной поэзии для детей

 

С мармеладом в бороде

К своему папаше

Плыл медведь в сковороде

По кудрявой каше!

 

Над землёй арбуз летит,

Он чирикает, свистит:

«Я - горчица, я - лимон!

Я закрылся на ремонт!»

 

Ям-тирьям-тирьям, в коляске

Две усатых Свистопляски

Босиком, бегом-бегом

Ловят ветер сапогом!

 

По реке бежит буфет,

В нём лежит Большой Секрет,

                                                             Он снимается в кино,

                                                             Всем понравится оно!

 

Наверное, большинство из тех, кто впервые знакомится с этим стихотворением, читает его, нахмурив брови, с полным непониманием написанного. Нет, это не набор слов, как вы, быть может, подумали – это стихотворение поэтессы Юнны Мориц «Хохотальная путаница» из учебника чтения второго класса. Но, если взрослый человек не уловил сути произведения, то как это может сделать семи-восьмилетний ребенок и, тем более, выучить его наизусть?

 

Еще в девятнадцатом веке известный публицист и критик Николай Александрович Добролюбов говорил, что детские стихотворения создаются для того, «чтобы отбить детей от поэзии и показать им, что стихи суть не что иное, как чистейшая бессмыслица». И пусть на дворе век двадцать первый, эти слова не утратили своей актуальности. Сегодня, открывая детские учебники, родители чуть ли не теряют дар речи от математических задачек типа «брату 8 лет, а сестра старше брата. Сколько лет сестре?», и особенно от стихотворений, которые предлагаются для изучения детям начальных классов. И если в первом случае можно сказать, что это опечатка, ошибка и так далее, то во втором – очевиден осознанный выбор произведения. Например, автор книги «Литературное чтение. 1 класс. Учебник. ФГОС» Элла Эльханоновна Кац не могла допустить опечатку, поместив в нее следующую народную "песенку" с дополнительными заданиями:

 

Крендель-мендель-колбаса!

Взмыла хрюшка в небеса!

А один мужичок

Её хвать – и в сачок!

Её хвать – и в леса!

Крендель-мендель-колбаса!

 

Одно из заданий к «песенке» – нарисовать «Фюся и Каркузябру». Почему их? И кто это? Непонятно. Многие защитники таких детских стихотворений (как ни странно, особенно много их среди родителей) объясняют, что это «нелепица – отдельный жанр в детской литературе, связанный с художественным приемом заостренно-комедийного изображения действительности, основанным на сознательном нарушении логики, последовательности и взаимосвязи между изображаемыми поступками и явлениями» (http://www.stranamam.ru/post/4094954/).

 

«Корней Чуковский написал же «Путаницу», и все мы ее в детстве читали, и никто не возмущался», – подобные слова можно увидеть в Интернете на многих форумах. Действительно, стихотворение Корнея Ивановича стало классикой детского чтения. Это тоже своего рода небылица, но она несравнима с тем, что предлагают нынешние детские поэты. Чуковский в своем произведении напрямую объясняет, почему произошла путаница:

 

Замяукали котята:

«Надоело нам мяукать!

Мы хотим, как поросята,

     Хрюкать!»

 

А за ними и утята:

«Не желаем больше крякать!

Мы хотим, как лягушата,

     Квакать!»

 

К сожалению, сегодня мы видим «путаницу» не только в стихотворениях, которые пишутся для детей, но и в том, для чего они создаются. Многие авторы «перепутали», забыли назначение этого особого литературного жанра – детская поэзия. Он важен потому, что нужда в такой «пище» появляется в природе ребенка с самого рождения. Стихотворения должны воспитывать чувства, разум, эстетический вкус ребенка, приучать его наслаждаться поэзией и находить в ней богатую пищу для душевного роста. Выдающаяся детская поэтесса Агния Барто говорила: «Детям нужна вся гамма чувств, рождающих человечность». А какие качества появятся в душе ребенка после прочтения стихотворения известного детского писателя Андрея Усачева «Кощей Бессмертный»:

 

Почему Кощей Бессмертный

Прожил десять тысяч лет?

Потому что был бездетный.

И детей не любит… Нет!

Эти дочки и сыночки –

Хуже нету заморочки:

То корми их, то играй…

Хоть ложись и помирай!

Почему Кощей Бессмертный

Просто сказочно богат?

Потому что он бездетный

И к тому же — не женат.

(отрывок)

 

Такие стихотворения – это реальное «оболванивание» и разложение детской психики. Именно поэтому часто возникает вопрос: а чему вообще учат детей в школе? Автор статьи «Дебилизация школы России» Наталья Морсова пишет: «Современные учебники убивают в человеке человеческое…Необразованный, нравственно деградированный народ — благодатная почва для любого завоевателя» («Сегодня.Ру»). Страшно подумать, что те, кто сегодня заучивает наизусть «Крендель-мендель-колбаса!» через несколько десятков лет будут решать судьбу нашей страны, что Россия окажется в их руках. Продолжающаяся образовательная реформа в России должна коснуться и этой проблемы – проблемы современной детской поэзии и наполнения учебников по чтению и литературе, в частности. Быть может, стоит заменить некоторые вышеприведенные произведения стихотворениями Агнии Барто, Бориса Заходера, Самуила Маршака, Эдуарда Успенского, Елены Благининой, Петра Синявского? Неужели английская народная песенка лучше подходит для размещения в российском учебнике, чем стихи этих отечественных поэтов?

 

Во время чтения ребенок остается наедине с собой. То, о чем он читает, глубоко им переживается. Он может не раз возвращаться к полюбившемуся эпизоду, перечитывать понравившееся стихотворение. Хорошая книга – и воспитатель, и учитель, и друг. Недаром во все времена великие люди призывали к чтению. Великий русский писатель Антон Павлович Чехов однажды сказал: «Чтобы воспитывать, тут нужны беспрерывный дневной и ночной труд и вечное чтение». Только нужно научить родителей, ребенка и некоторых составителей учебников отделять зерна от плевел. Иначе через несколько лет произойдет совсем «НЕхохотальная путаница»: ребенок не будет знать о существовании зелёного дуба у лукоморья со златой цепью и котом ученым, зато будет всем рассказывать:

 

Уронил я в унитаз

Как-то тут намедни

Свой любимый карий глаз.

Правый. Предпоследний.

Глянул он прощальным взором,

Голубиным оком

Прямо в душу мне с укором,

Уносясь потоком.

И с тех пор все снится мне

Ночью в тишине,

Как он там ресницами

Шевелит на дне.

(И.М. Иртеньев «Уронил я в унитаз...», 1991 г.)

 

_____________________________________________________________________________

 

ОБ АВТОРЕ: Мария ОСТАПЕНКО – студентка 3-го курса  факультета

журналистики Кубанского государственного университета. Публиковалась в газетах "День литературы" и "Кубанский писатель", газете Тимашевского района "Знамя труда", журнале "П.О.Л.И.С."

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб с...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Ма...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дру...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899