Параллельная реальность

                 Эссе

«...Я пригласить хочу

На танец Вас.

И только Вас.

И не случайно

Этот танец вальс...»

 

«...Ах, Арлекино, Арлекино,

Нужно быть смешным для всех...»

 

 

Начало июля, жара невыносимая. Во всех купе двери открыты настежь. Окна в вагоне тоже.

 

Белые занавески на окнах колышутся в такт музыке: «Я пригласить хочу на танец Вас...»

 

В окна заносит запахи цветущего рапса, тепловозного дыма. «Я пригласить хочу на танец Вас...»

 

Поезд замедляет ход.

 

– Что за станция?

– Иловайск.

 

Шипят тормоза. Периодичный перестук колес сменяет тишина. И крики с перрона:

– Вяленая рыба...

– Молодая картошечка с укропом...

– Горячие пирожки...

– Горячая кукуруза...

 

Сколько раз я проезжал по этому маршруту: Иловайск – Макеевка – Горловка – Харьков... С раннего детства под перестук колес я слышал знакомые названия, простые, практичные фразы, звучащие мягко и добро, по-южному. Всё это было родным и знакомым, как и название: Украина...

 

Обучаясь в институте, я уже почти не ездил поездами, в основном, летал — и быстрее, и, с учётом студенческой скидки, ненамного дороже, чем поездом.

 

...Но жизнь снова и снова сводила с Украиной... Красный Луч, Ворошиловград...  Первая жена родом оттуда.

 

Аккуратные чистые улицы,  зажиточные по советским временам люди, шахтеры тогда были почти элитой. Тенистые ставки, торт «Шахтерский» – по  сути, кусок шоколада размером с булку хлеба «Дарницкий»...

– Это эклеры?

– Шо за эклеры? Та не, цэ просты пирожны...

 

Когда я был там в последний раз? Кажется, когда моей старшей дочери «стукнуло» полтора года... Радушные, гостеприимные люди. И одна на всех Родина — СССР...

 

А потом я видел другую Украину. Тысяча девятьсот девяносто шестой. Наш ансамбль возвращается поездом из Питера. Тоже июль. Такая же, как 25 лет назад, жара. Ночь. Билетный дефицит — весь ансамбль на боковых местах. Почти угомонились — вторые сутки в пути... За столом самые стойкие. Остановка. Украинско-российская граница. Дико как-то: сидим по местам, наряд пограничников пошёл по вагону.

 

– Здесь большой ансамбль едет, на боковых местах все наши...

– Разберёмся…

 

Такая уж у них служба — у пограничников — всё проверять, ничего не принимая на веру. Наряд движется по проходу, сверяя фото в документах с личностями предъявителей.

 

В нашем ансамбле  был очень талантливый парень, мулат — мама  русская,  отец африканец. Миша — это его имя — к тому времени уже мирно растянулся на своей второй полке и тихонько посапывал. Пограничник, поравнявшись с ним, злорадно ухмыльнулся:

– Этот тоже ваш?

– Прахов Михаил Васильевич, русский, – Миша приподнялся на полке, протягивая пограничнику паспорт. У погранца отвисла челюсть. После минутного замешательства, сопровождавшегося изучением документа, он выдавил из себя:

– Точно, русский... Перевелись русские...

 

На днях, стоя в пробке, разглядывая июльские тучи, слушая очередной выпуск новостей, вдруг ловлю себя на мысли, что всё это не в моём мире происходит: «...системами залпового огня обстреляны Николаевка, Константиновка... Погибло двадцать военнослужащих Вооружённых сил Украины... Сбиты два штурмовика СУ-25...»

 

Что за бред? Где я? Почему советские самолёты бомбят населённые пункты на Украине? Почему русские воюют с украинцами? Когда я перескочил в эту фантасмагорическую параллельную реальность?

 

Может, когда заблудился в лесу под Озёрском, после того, как исчезла, словно растворилась, неизвестно откуда взявшаяся собачонка, сопровождавшая нас с товарищем во время похода за ягодами? Может, именно тогда всё началось? Когда мы, уже потеряв веру в то, что успеем к последнему автобусу, обрадовались, услышав шум мотора, и пошли на звук? А вышли не на дорогу, а к колючей проволоке советско-польской границы?

 

А может, ещё раньше, когда летом 1985-го, возвращаясь из стройотряда в Коми АССР, решив пополнить запасы закончившейся «воркутинки» – препротивнейшего напитка крепостью 40 градусов, разлива Воркутинского ЛВЗ. Купили у проводника 3 бутылки по 15 рублей: оказалось, что теперь в СССР борьба с алкоголем и алкоголиками. А после мы стояли в тамбуре, открыв дверь, курили, вдыхая с дымом миазмы Череповецкого металлургического комбината. Может, тогда?

 

Впервые я своей шкурой почувствовал, что трещит по швам всё то, к чему привык с детства, когда в 90-м году по Калининградской области потянулись военные обозы, а на всех перекрёстках стояли танки, БТРы, пушки, повёрнутые в сторону Литвы и Польши...

 

А потом как лавина покатилась: ГКЧП, развал СССР, 1993-й... Ваучеры, колбаса и мука вместо зарплаты...

 

Мир и жизнь изменились настолько, что в страшном сне нельзя было представить такого.

 

Человек ко всему привыкает: кто не упал совсем, кто выжил —втянулись. Точнее, приспособились. Это совсем юным, родившимся уже в новой реальности, всё казалось обыденным и логичным. Но тем, кто был родом «оттуда» так и не удалось до конца свыкнуться с новым положением дел. Они именно приспособились.

 

Жизнь вроде бы наладилась, как-то выровнялась. Хотя всем,  мало-мальски задумывавшимся о происходящем, было ясно, что долго так продолжатся не может. И не будет.

 

Пришёл 2008-й. В СМИ вовсю поползла информация о грандиозном экономическом кризисе, охватившем Запад. Отголоски доходили и до нас, но пока не явные, не рушащие основы средних и мелких бизнесов. За прошедшие почти два десятилетия мы привыкли к локальным конфликтам: Чечня, Абхазия, Приднестровье... И вдруг, в день открытия Олимпиады, настоящая война. И с кем? С Грузией! А как же «Отец солдата», «Мимино», Басилашвили, Руставели?..

 

И опять перемогли, перетерпели, пережили... Качели... Бесконечные, непрерывные качели... Вверх — вниз... Вверх — вниз...

 

«...Я пригласить хочу на танец вас...»

 

Иловайск, Горловка, Макеевка, Константиновка, Донецк...

 

Сидя в машине, я вдруг подумал, что в этой параллельной реальности, в которой все мы (или только я, а все остальные — отсюда?) оказались, перемешались прошлое и будущее.

 

И в 2014-й вдруг как-то просочился 1942-й. Или 1943-й? Интересно, а в этой реальности существует 1945-й? Наш 45-й, когда мы дошли до самого фашисткого логова... Жаль, не пошли дальше на Запад... Когда же эта, гадюкой вползшая в наш мир, параллельность подмяла под себя светлую мечту, к которой мы шли через кровь, пот и слёзы? Ведь пару-тройку сильных личностей-идеалистов туда, в шестидесятые—семидесятые — глядишь, многое из того красивого и достойного, о чём писал в своих фантастических романах Ефремов, уже воплотилось бы в реальность...

 

Кто, как, почему, зачем? Чья адская игра, чья, нечеловеческая по своей сути, задумка? Что за дьявольский гешефт? Почему кому-то можно всё: за тысячи километров от их берегов, на других континентах? И почему мы вынуждены смиренно внимать, заглядывать в рот, извиняться, кивать, слушать и соглашаться?

 

«… Я пригласить хочу на танец вас»...

 

Макеевка, Горловка, Константиновка, Иловайск... Параллельная реальность... Позор, унижение, хаос...

__________________________________________________________________________________

ОБ АВТОРЕ: Михаил НИКОЛЬСКИЙ родился в Краснодаре в 1966 году. Окончил Ленинградский институт авиационного приборостроения (ныне ГУАП). Поэт, прозаик, публицист, автор и исполнитель песен. Публиковался в газетах «Завтра» и «День литературы». Победитель фестиваля «Музыка парков 2016» в номинации «Приз зрительских симпатий». Член Союза писателей России. Живет в Краснодаре.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб с...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Ма...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дру...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899