А истина есть Бог...

    ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ


Какой бы правда ни была,
Всегда плод Истины она.
Все так. А Истина есть Бог,
А Бог – Любовь, и вот итог:
Ты, брат, пожалуйста, пойми,
Что нет стихов не о любви.


                  СТРОКИ


Повсюду гибнет человек –
В лачуге жалкой, во дворце ли.
Всех дьявол держит на прицеле
Кто к Богу сделал шаг – побег.


Мне пишет тетка из-под Орска,
Что в их селе открыли Храм,
Но ходит в Храм всего лишь горстка,
А остальным всем все до лампочки...


Зачем пишу я строки эти,
Признаюсь, брат, не знаю сам.
Гляжу в окно, там бомж в кювете
Бутылки ищет, дует ветер,
И пустошь вторит небесам...


                        ***
Я, проснувшись, помолился,
Чуя злобный взгляд спиной –
То за шкафом притаился
Мой палач – кошмар ночной.


И становится мне жутко:
Вслед за ним кошмар дневной
Наступает. Промежутка –
Ни минуточки одной.


Истончились мои нервы,
Не хочу поверить я,
Что кошмар есть самый первый
Верный признак бытия.


               ИЗ ДЕТСТВА
Загорелый, вихрастый. Задорный
На телеге сижу, а дорога
Превращается в путь самый скорбный,
Путь из детства, все дальше от Бога...


После будут событья и даты
Будем много и грязи, и лжи...
И щемящее чувство утраты
Незапятнанной детской души.


                       ***
Проснулся. Молится жена
В соседней комнате прилежно,
Лежу и думаю неспешно:
«Какая умница она!
С утра от нас отводит зло,
Пускай проходит стороною.
С женой мне очень повезло,
Но повезло ли ей со мною?»


                        ***
                           Люблю Отчизну я,
                           но странною любовью

                           М. Ю. Лермонтов.


Я говорю вполне уверенно,
Отбросив напрочь ложь и лесть:
«Мое правительство не временно
Да и находится не здесь».


Пока не вся дорога пройдена,
Я вам еще раз не солгу:
«Не государство моя Родина,
А луг и дети на лугу,

 

Степной речушки переливы,
Далекий, близкий сердцу плес
«И на холме, средь желтой нивы,
Чета белеющих берез...»


          НОЧНЫЕ ОБРЫВКИ

 

Цветы на обоях не радуют взор...
О геях и гоях идет разговор
За тонкой стеною,
Но в этом ли суть?
Считаю баранов,
Стараюсь уснуть...
Заснул я, и снится
Мне чья-то страна,
Березовым ситцем
Торгует она...
Кукушка кукует
На старой сосне...
Болит и тоскует
Душа и во сне...
Незримые певчие
В небе поют...
Кукушка кукует...
Страну продают...


                 ВЕЧНОСТЬ


Траву в раю отец мой косит,
Устанет, ангела попросит
Сменить его, а за спиной
Трава опять встает стеной.


В зените солнце, не садится.
Вот ангел вновь сменил отца,
Как ослепительны их лица!
И нету этому конца…


                      СОН


Он снится мне немало лет:
Убит наш инок Пересвет,
Но жив остался Челубей,
Он только стал других кровей.
Русь не зовут уже Святой,
Она у бесов под пятой…
И часто мне в лучах рассвета
Приходит мысль: “А сон ли это?”


                     ***
Во дни Великого Поста,
Как ни ужасно, ни обидно,
Мое предательство Христа,
Как никогда, мне очевидно.


СТИХОТВОРЕНИЕ
С НЕТОЧНОЙ ЦИТАТОЙ


Доживаю ли? Живу ли?
Завтра хуже, чем вчера.
Под окошком старый улей,
Не летит в него пчела.
Тлеет старая колода,
Я печаль свою ращу.
Может быть, я от народа
Оторвался и грущу?
Может, надо повиниться?
И пойти на разворот?
Только разве «Веселится
И ликует МОЙ народ»?


                          ***
В концертном зале мы сидели,
Где Вечность с музыкой встречалась.
Душа то обреталась в теле,
То ненадолго отлучалась.
И в сердце музыка просилась
И открывалось сердце ей.
И все земное уносилось
В долину грез, в страну теней...
То музыканты в фраках черных
С душой творили чудеса.
О, сколько чувств ненареченных
Я испытал за два часа.


                ЖЕНЕ


ПризнаЮсь тебе, Ира,
Среди ночи и дня
От всех прелестей мира
Ты спасаешь меня.
Быть смешным не хочу я,
Но поверить изволь:
Мою душу врачуя,
Ты и враг мой, и боль.


                    ***
Откуда это – быть поэтом?
Я всей душой своей кричу:
«Я не желаю, не хочу!»
Но кто спросил меня об этом?


И снова длится эта кара:
Мысль обрести не может звука.
Нет поэтического дара,
Есть поэтическая мука.


            СКВОЗНАЯ ТЕМА


1. Я был в раю, и время то
До самой смерти не забуду,
Хотя в заношенном пальто
Мальчишкой я уже не буду.


Всем с восхищеньем говорю,
Терпя теперешние боли:
«Ребята, я ведь был в раю!
Чего ж ещё желать мне боле?»


2.Ничто не вечно под луной,
Да и сама луна не вечна.
И я когда-то был иной.
И жил беспечно.
Быть может, даже как в раю, –
Не знаю толком.
И вот об этом говорю,
Не вою волком.
И солнце грело, а не жгло,
И сердце пело.
Всё это было и прошло
Но так задело,
Что до сих пор душа болит
В часы заката,
А слово грустное «когда-то»
Звездою стало и горит
В вечернем небе...


            В ОСЕННЕМ САДУ


А запах роз и запах тленья
Несёт один и тот же ветер.
Не будем тратить жизнь на пренья,
Наш горизонт не так уж светел.


И ничего не объяснимо.
Мир не сгорает от стыда.
Бывает жизнь проходит мимо,
Но смерть, поверьте, никогда.


Зачем пишу я вам всё это?
Я объяснил бы, если б мог.
Тревожный мрак в душе поэта
В свет превращает только Бог.


Мне почему-то расхотелось
Делиться страхом и виной.
Определять паденьем зрелость,
Увы, придумано не мной...

__________________________________________________________________________________

 

ОБ АВТОРЕ: Николай ЗИНОВЬЕВ родился в станице Кореновской Краснодарского края в 1960 году.Поэт, член Союза писателей Рос-сии. Лауреат Международного конкурса газеты «Литературная Россия», Большой литературной премии России, Бунинской премии. Живет в Кореновске.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899