Город у моря

5-18


Мне пять лет.

Воздух душный и более сочный, пахнет спрелыми водорослями и солью, галька жарит. Один маленький камушек, острый, встрял меж пальцев. Я морщусь. Больно. Скоро мама вернется. Я вижу, она спешит. Ей страшно, ведь плавать еще не совсем умею. За руку оттягивает на пару шагов и кричит, что еще раз, и я получу по шее.


Мне пять лет.

Пахнет ладаном и свечами, шею натер платок из сизого хлопка. Я чувствую, дед стоит за моими плечами и кто-то еще, кого я не вижу толком. Мне жарко, и крестик кажется тяжкой ношей. А скоро причастие? А «Отче Наш» уж спели? Каждый глас хора я ощущаю кожей. Ну. Наконец-то. Дашенька дотерпела.


Мне пять лет.

Девочка кажется мне забавной. Ленты, бублики из волос, дичка, бабушка Нэля. Я не знаю еще, что потом беседы о Главном будут именно с ней вестись на ночной качели. Темная, рыжая, тонкие ноги и руки. Я смеюсь. Щеки в разводах клубники. Целую горсть ссыпаю в чужие руки. И в этот час мы счастливы и велики. 


Мне восемнадцать.

Воздух прозрачен и свеж. Ноги – в кроссовки, еле успеть в трамвай. Я научилась совсем не питать надежд и легким дыханьем взбивать непокорный май. Щеки все те же, волосы – тот же цвет. Я их обрезала, как отсекаю Крым. Вспоминаю, как ощущала любовь в пять лет. Консервирую свет и иду, наполняясь им.
2014 г.

ГОРОД У МОРЯ

Я пишу осколками мыслей и облаком солнечной бури,

Вздымающей в сердце пламень. И шторм из света

Пронзает иглой золотою путь старой пули,

В плечо прочно встрявшей мечтой о счастливом лете,

 

В котором-то точно будет все по-другому:

Не так отчужденно, не так тет-а-тет с собою.

Но взгляд неизменно стремится обратно к дому

И падает в море чайкой, как сталь, седою.

 

Прости, Севастополь, ты мал для меня безмерно.

Ты мил для меня бескрайне и дорог мне как душа.

Но впредь оставаться в стенах из пены соленой – терпко

И горько. Я чувствую ветер, зовущий уйти навсегда.

 

Я чувствую запах солнца, осколки лучистой бури,

Бессовестный трепет пальцев, доверчивый шелест волн.

Я чувствую, Город Славы, прозрачный в своей лазури,

Что ты – отправная точка в бушующей жизни шторм.

 

Пускай разобьюсь о рифы, пускай меня свалит горе,

Пускай мое сердце бьется как будто в последний раз!
Покой сбережет мой пучина самого Черного моря,

Чья гордая воля сочится живым родником из глаз.

2014 г.

 

***
отпусти меня,

нет сил болеть твоим именем сильным.

отпусти меня,

в глотке сухо и пальцы хватают дым.

отпусти меня,

под небом смертельно синим

мной после тебя другой человек любим.

отпусти меня,

тень, проходящая в трещину,

я уже больше года тебя отпустившая,

никогда твоею не бывшая

женщина

А.Г.И., 

отпусти.

***
До какой же степени надо ценить человека,

Чтобы сотни стихов посвящать ему одному,

Чтобы, зная, что чтит другую, в начале века

Через здравый смысл стремиться душой к нему?

Он этого, слава Богу, не замечает.

Чувством своим не желаю мешать ему жить. 

 

«Я тебя отпускаю», – но это вовсе не означает,

Что я хоть на минуту забыла или устала тебя любить.
2014 г.

***

Синий цветущий

сдается, я не посвятила конкретно тебе ни строки

целенаправленно,

не растекаясь пеной по водной глади,

не знаю, стоит ли исправляться и штамповать стихи -

свинец печали к виску не приставлен.

 

так и пустое я, ты, нас, или без этого нас

гнать

чего ради.

 

может быть, статься, я от того и молчу,

в себе резонирую

без явных всплесков.

 

боюсь, видно, что сквозь буквы свои кричу,

дышу твоим воздухом,

 

если не тобой

 

и

 

п

р

о

е

ц

и

р

у

ю

 

каждое лезвие взгляда,

 

блакитно квітучого,

 

в пришедший сквозь сон язык нежных жестов.
__________________________________________________________________________________

 

ОБ АВТОРЕ: ДИАНА ДАСКАЛИЦА родилась в 1997 году в Севастополе. Студентка 3-го курса факультета журналистики Кубанского государственного университета. Пишет стихи и прозу. Ранее не публиковалась.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб с...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Ма...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дру...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899