Доброй ночи, моя дорогая провинция...

Доброй ночи, моя дорогая провинция, страна печали. 
Я хочу говорить с тобой о том, что было в самом начале. 
Доброй ночи, мой дом, моё всё, что есть за плечами. 
Чтобы осмыслить тебя, начинаю греметь ключами. 
Почему-то никто не слышит. Или, вернее, не отвечает. 
Это пустое пространство, сколько не грей его чаем. 
Доброй ночи, окраина. Ты – горячая точка отчаянья. 
Баю-бай, божий край. Спи, граница моя нескончаемая. 

 

*** 
Я пишу тебе из страны, которой нет на глобусе. 
У меня тут индейское лето. Случайные сны в автобусе 
ничем не окрашены. Разве что твоим голосом. 
Он сегодня расширил автобус до звучащего космоса. 
Эти сны ниоткуда, сны потоньше детского волоса. 
И остывшее дикое солнце, и встречные полосы… 
Мой нежнейший привет тебе из того часового пояса, 
где смешались зачем-то все пальмы с розами. 
И я еду. Ты едешь. Мы спим в городских автобусах. 

 

*** 
О, этот нежный свет в филфаковском окне 
горит, чтобы напомнить о тебе. 
Есть тень от книги, от карандаша, – 
да, здесь рождается моя душа – 
от дворика и до любимого этажа. 
Слова на парте, след от перочинного ножа. 
Не уезжай, пожалуйста, не уезжай. 
Я буду медленно молчать на уголке плеча, 
пока темнеет чай, твой сладкий чай. 

*** 
Здравствуй, единственный мой светлый друг. 
Всё, что есть между нами, – солнечный круг. 
Здесь как-то нехотя октябреет. Протяжный звук, 
в прощальном полёте рождаемый птицами, 
уносит из дома на юг. Выманивает за границу. 
Слава Богу за эту осень, где я начинаю сниться, 
а ты медлишь меня одевать своим светом. 
Давай не говорить. Давай не признаваться в этом. 

 

***

Макушка лета. Я вдыхаю пыль. 
Всю серость, спелось нашего июля. 
А под окном соседский мальчик лет пяти 
стоит и крутит всем пернатым дули. 
Смотри, таким же будет и наш сын: 
малыш, мальчонка, вылитый горобчик. 
И я спою ему о выжженной степи, 
о тишине донецкой летней ночи. 
Запомни наш июль, пока мы так юны, 
какими знают нас все местные коты. 
Как хорошо вдвоём в родительском саду. 
Я никуда не еду, не иду. Я просто жду, 
с тобою жду паденья сочных райских яблок.

 

*** 
- Мария, ты сегодня была зимней. 
Из неслучайного разговора. 

 

*** 
За несколько недель до Рождества 
я начинаю верить в чудеса. 
В наш дом, где ты так сладко спишь, 
как наш придуманный малыш. 
Да, в дивный дом, где мы родимся снова 
в молчании таинственного слова. 
Мой нежный ангел. Ангел-ангелок. 
Еловой ветки крест ложится в уголок. 
Ты спишь, не ведая, что мы с тобою вечны. 
И тихий снег идёт. И путь мерцает – Млечный.

__________________________________________________________________________________

 

ОБ АВТОРЕ: Мария ПАНЧЕХИНА - преподаватель русского языка кафедры Донецкого национального университета. Живет в Донецке.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб с...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Ма...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дру...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899