Жизнетворец и системщик

4 июня - 60 лет Юрию Михайловичу Павлову, выдающемуся критику, Заслуженному деятелю науки Кубани, профессору КубГУ, главному редактору литературно-исторического журнала «Родная Кубань».


– На эту лекцию всё равно пойдем, хоть и седьмая пара. Павлов же читает! Нет, он перекличек не делает… Но такого нигде не услышишь.

 

Это – будни журфака КубГУ.

 

Профессионал отдает ему всё больше сил и подвижнический труд во имя Слова оборачивается особой отдачей, энергетикой, озарениями Мастера.

 

Формальные вехи и знаки наполнены в его судьбе полнокровным жизненным смыслом.

 

В 1986-м Юрий Павлов, ученик легендарного профессора М. М. Савченко, стал одним из самых молодых кандидатов наук в стране; диссертация выпускника кубанского филфака, блестяще защищенная в авторитетном столичном диссовете и посвященная творчеству В. Личутина, опередила эпоху и востребована до сих пор. А в 2004 он, завкафедрой литературы в Армавирском пединституте, стал самым молодым доктором-гуманитарием в России. В этом – свежесть открытий и признание заслуг. Но главное даже не развитие собственных ярких концепций. (Кстати, в 2017-м выходит новая монография профессора Павлова о художественной концепции личности). Не менее важна научно-критическая школа, какую мало кому дано сотворить. Она растет уже достаточно давно: под руководством Ю. М. Павлова защищены пятнадцать кандидатских, одна докторская диссертации. Все работы – пульс озарений, высокая нравственная нота. И в его случае так живо звучат статусные титулы: заслуженный деятель науки Кубани, победитель конкурса «Олимп науки Кубани», замдекана журфака по науке…

 

Сотворение бытия и его восемь книг, пять из которых изданы в Москве, сотни статей в «Нашем современнике», «Москве», «Молодой гвардии», «Огоньке», «Литературной газете», «Литературной России», «Завтра», «Дне литературы», «Кубани», «Родной Кубани», «Российском писателе»… Знаки высокого признания – награды: наш земляк лауреат премий им. Александра Невского «России верные сыны», им. Вадима Кожинова и газеты «Литературная Россия».

 

Ю. Павлов – один из двух ныне живущих кубанцев, наряду с гениальным Виктором Лихоносовым, представленных в энциклопедическом источнике, который посвящён пятидесяти лучшим русским прозаикам, поэтам, критикам всех времен. Да-да, в той авторитетнейшей книге, составленной В. Бондаренко, «гамбургским счётчиком». Эти звездные меты закономерны – но могли ведь и обойти, тем более что Юрию Михайловичу напрочь чуждо какое бы то ни было искательство...

 

А вот не могло не случиться иное: Павлову предначертана доля властителя дум и душ. Что так влечет к нему молодых-нынешних, небывало искренних, резких, требовательных, критичных? Редкий сплав энциклопедизма, остроты, нравственных высот в науке и учебе. Верно шутят наши студенты и коллеги: зачем интернет – спросите у Павлова! Скажет точнее! Его беседы, лекции – гармония парадоксов и нравственных приоритетов, духовная жизнь в них творится на глазах, на слуху, они афористичны, просты, глубоки и полемичны. Незабываемы. В лучших традициях – системны, и система эта переливается светом Веры, добрых чувств, неодолимой созидательной силы.

 

Так было и в десятилетия армавирского служения, и теперь. Работа на журфаке КубГУ – новый этап как для Юрия Павлова, так и для высшей школы Юга России, для духовного пространства. В вузовскую жизнь, богатую событиями, открытиями, именами, он внес небывалый, долгожданный творческий подъем. За короткое время журфаковские его питомцы стали необходимыми авторами для «Нашего современника», «Дня литературы», других изданий; для студенческих горизонтов символично газетное имя «Завтра», где то и дело встречаешь юную «Павловскую школу», кубанскую поросль. В 2007-м о Павлове писали: «Главный бой еще впереди, Юрий Михайлович! Все впереди». Этот светлый прогноз, напоминающий о названии повести любимого Павловым Василия Белова, сбывается и на горизонтах тех, кто избрал Павловское ученичество. Один из воспитанников, Сергей Панченков, пишет: «Не стеснявшийся своих убеждений, он и нас, студентов, учил в духе настоящей свободы – когда человек следует своему внутреннему голосу, а не навязанным извне мнениям о том, что должно быть правильно. Его оценка людей по духу стала для меня важным уроком. В этом смысле Юрий Михайлович не следовал формальному разграничению по поверхностным признакам на «своих» и «чужих». Он прислушивался к иной точке зрения, если она была обоснована. Далеко не все обучающиеся выдержали его проверку, как судьи. Но были и те, кто, несмотря на различия в мировоззрениях, заслужили уважение этого ученого».

 

Дорогого стоит. Так могли бы сказать сотни…

 

Беспримерен и иной вклад профессора в полнокровное духовное бытие. Именно Ю. Павлов – вдохновитель и движитель международных Селезневских конференций, которым лишь третий год, а они уж стали знаком всего самого яркого в кубанском гуманитарном пространстве. Жертвенность, мощь и авторитет Ученого, организатора, бойца – эти стороны таланта сплелись в прочную нить сотворения высокого праздника Слова. Пригодился его опыт десяти Кожиновских конференций в Армавире, но нынче условия сложнее, отдача нужна неизмеримо выше. Бесценна возможность, которую без Юрия Павлова свершить было нереально: кубанские студенты могут «у себя дома» общаться с живыми классиками, от Веры Галактионовой до Владимира Бондаренко; с культовыми современниками З. Прилепиным, А. Тимофеевым, Е. Тулушевой…

 

Выдающий вологодский филолог и критик профессор Виктор Бараков систематизировал россыпь Павловских суждений. О столичной монографии сказано: «Главные, сокровенные мысли Ю. Павлова о русской критике, о её предназначении рассыпаны по всему тексту книги: – «Национальная принадлежность писателя определяется не языком, на котором он пишет, на чем настаивают русскоязычные авторы, а его духовно-культурной пропиской».

– «Оценивать критика нужно по качеству анализа текста, глубине и новизне понимания автора, явления и т.д.».

– «Подмена вдумчивого анализа “хлесткими негативными характеристиками” или безудержным восхвалением; игнорирование работ предшественников, отсутствие ссылок на статьи коллег-современников; гипертрофированная самореализация критика в ущерб объекту исследования (то есть игнорирование его как самоценной данности); отсутствие личностно-творческого начала, когда “зоил” – лишь ретранслятор набивших оскомину общеизвестных мыслей о литературе и жизни... типичные для текущей критики недостатки».

– «Художественная реальность соотносится с жизненной реальностью, авторский взгляд на мир и человека поверяется системой ценностей, традиционных для отечественной литературы, культуры, истории, философии».

 

В этих искрах – внутренний огонь самодостаточного поиска. И в то же время – высокий преемственный ряд. О нем – историчные, точные слова Ю. Архипова: «…постепенно место Павлова – острого и принципиального критика, систематизатора современной литературы, блестящего ученого – не заметить стало невозможно. Первые его статьи пришли к нам в «День литературы» самотёком, без чьих-то рекомендаций. Я абсолютно не знал, кто он такой: старый ли дед, решивший навести порядок в литературных рядах, молодой ли и дерзкий юноша с живым блеском в глазах… Меня привлекли сами статьи – полемические, аргументированные. По сути, он явный продолжатель селезнёвской линии и в критике, и в литературно-общественной жизни. Так уж, очевидно, было предсказано свыше – не дали закончить Юрию Селезнёву, но та же Кубань родила из неба и земли ещё одного настоящего русского критика, продолжателя национальных традиций». По справедливым словам Ю. Козлова, «имя Павлова можно смело ставить в один ряд с такими подвижниками русского дела, как Вадим Кожинов, Юрий Селезнёв, Михаил Лобанов, Анатолий Ланщиков».

 

Значимость научных результатов верно подмечает профессор Ирина Калус (Гречаник) . Эта кубанская ученица Павлова, свыше десяти лет работавшая в столичном супервузе, в МГГУ им. Шолохова, пишет о трудах учителя: «Статьёй о Михаиле Лобанове опрокинуто мнение о том, что в современной критике нет подлинных богатырей, людей, у которых совпадают слово и дело. Ведущий идеолог «русской партии», М. Лобанов через свою личную творческую судьбу пронёс чувство сопричастности судьбе народной, религиозно-духовное восприятие мира. Сквозь разговор о веке XX в книге проступают голоса из XIX века: К. Аксакова, А. Хомякова, Н. Страхова и других, – «услышанность» которых стремится усилить Ю. Павлов».

 

Даже добросовестные оппоненты признают: опора ученого – на безупречные источники, блестящее знание истории литературы и публицистики, последовательная патриотическая позиция

 

А единомышленники приходят к емкому исходу: по суждению Капитолины Кокшеневой, «Юрий Павлов, безусловно, мыслит себя как критик-патриот и государственник». И не менее показательно слово Сергея Шаргунова: «Юрий Павлов воинствует ради мира».

 

Даже если б создал только свою школу – это осталось бы в истории высшего образования, в истории критики.

 

Даже если б запомнился только конференциями – хватило бы на десятилетия.

 

Даже если б просто читал свои неповторимые лекции – низкий поклон надолго.

 

А ведь живет всё враз – всё это и многое иное, в системной гармонии, в соразвитии с главными духовными дорогами Русского дела. Дай бог ещё много жизней – то есть много сил в этой одной.

 

Десять лет назад на юбилейной волне о Павлове писали так, например, Ю. Архипов: «Юрий Михайлович Павлов достиг своей зрелости – своего пятидесятилетия. Южный кубанский ветер наполняет его пассионарностью и великими замыслами. Дай Бог, чтобы они свершились».

 

И добавлял: «Здоровья, творческой радости!»

 

Сбылось с лихвой, ибо – от большого сердца… Сердце нашего писательского сообщества не меньше; и пожелания юбиляру-2017 столь же искренние, теплые, волнующие, согласно остроте момента. Да хранят небеса хранителя чистоты и таланта. И да будут новые взлеты его дара на благо Вере, Слову, краю, Отечеству.

 

опубликовано в газете "Кубанский писатель", №5, 2017 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб с...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Ма...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дру...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899