Мандарин на счастье

I

 

Город погружался в предновогоднюю суету. Дома́ через полуоткрытые форточки, на окнах которых мороз заштриховал загадочные фигуры,  тоненькими струйками цедили во дворы цитрусовый аромат. В маленьких теплых пекарнях умелые руки хлебников колдовали над последними в году партиями мучных кирпичиков, лепёшек и булочек с корицей. Всякого прохожего обязательно манили волнующие запахи свежей выпечки. Проходили мужчины в пальто с кейсами, женщины с маленькими терьерами, разодетыми в зимние мини-костюмчики – все они чувствовали в воздухе нотки корицы.

 

Обнесенные мокрым снегом фонарные столбы, городские колонки, людские следы на тротуарах и маленькие птичьи галочки, сосульки, висящие на черных линиях, – всё предвкушало атмосферу предстоящего новогоднего волшебства. Снег, не прекращаясь ни на минуту, валил и валил. К вечеру на площади появлялись одинокие старушки с зонтами, продрогшая, но веселая ребятня, гуляющая с самого утра. Иногда слепленный ком, предназначавшийся товарищу, попадал в случайного прохожего и он, вместо того, чтобы злиться, подхватывал игру и отправлял точно такой же снежок обратно. Все играли, готовились, суетились; казалось, что нет больше такого города на всем белом свете…

 

Антошка брел по заснеженному тротуару; мимо – спешащие такси, пустые автобусы. Снег быстро заносил следы. Красный шарф покрылся маленькими льдинками, светящимися от фар машин. Стемнело.

 

Мальчик любил гулять один: в свои тринадцать лет он много размышлял. Никто из детдомовских ребят не поддерживал его в разговорах, его считали неинтересным. Антошка был маленьким мечтателем, но вдумчивым, аккуратным, старательным; он часто беспокоился, хотя сам никогда не знал, что может тревожить душу тринадцатилетнего юноши. Словно искал что-то или кого-то в этом, теперь уже зимнем, мире.

 

Тёка, дочь воспитательницы, – единственная, кто поддерживал Антошу. Она никогда не разбиралась в его философских мыслях, но умела поддакивать в нужный момент. Тёка не обижалась на него: считала, что Антоша просто запутался в себе и главная ее задача – помочь разобраться, быть рядом в трудные минуты его раздумий, так смело и прочно вселяющихся в голову мальчика.

 

– Тошик, где ты был? – выскочила из своей комнаты Тёка, когда открылась входная дверь. Она сразу поняла, что вошел именно Антошка: так поздно воспитательница разрешала гулять только ему. Она знала, что мальчику можно доверять. Комнаты Антошки и Тёки были рядом.

– Гулял… – с типичной для него задумчивостью ответил мальчик. Тёка привыкла к тому, что зимой Антоша становится еще более задумчивым. То ли от холодов, которые обычно наступают в городе в последние дни декабря, то ли от чего-то, что никак не могло согреть его сердце.

– Понятно. Завтра идем?

–Да. Спокойной ночи, Тёка, – Антоша забежал в свою комнату и сразу завалился в кровать.

– Ну, спокойной… – нисколько не обидевшись, произнесла Тёка в закрытую дверь.

 

II

Городской рынок с утра оживился: покупатели спешат за продуктами и подарками. Особняком в эти последние дни уходящего года стоят на прилавках мандариновые горы, раскупаемые с неимоверной скоростью. Крупные и мелкие, сладкие и кислые, горят оранжевыми огоньками в коробках, корзинах, ящиках. Лежащие сверху, мандарины падают, скатываются вниз. Продавцы неустанно собирают и заново кладут их на вершины цитрусового олимпа. Один прилавок другого краше!

 

Ольга второй год продает фрукты на этом рынке. Беспрерывно набирает в пакеты, взвешивает, принимает плату и поздравления с новым годом. Ее палатка заметна покупателям издалека: верх увешан елочными шариками, а на тарах написано крупными буквами «С наступающим!». В маленьком городке все друг с другом знакомы. Ольга в авторитете у многих горожан, поэтому очереди за сладкими мандаринами у ее палатки никогда не кончались.

– Здравствуйте! – послышались голоса.

 

Каждое воскресное утро Антоша и Тёка приходят к Ольге помогать. Девушка никогда бы не узнала о том, что ее друг помогает Ольге продавать мандарины, если бы не увидела его прошлой зимой за прилавком. С тех пор и напросилась вместе с Тошиком. Видятся дети с продавщицей сезонно – только зимой в период новогодних праздников. Как Антоша познакомился с Ольгой, Тёка никогда не спрашивала - она вообще задает мало вопросов.

 

– Здравствуйте, дорогие мои! – продавщица уже привыкла к ребятам и, если честно, в летний период скучает по ним. – Дайте вас обниму! – Ольга обняла детей, погладила по головкам своими натруженными за семьдесят лет жизни и пропахшими цитрусом руками. – Помощнички мои любимые!

 

Однажды Антошка подошел к ней и предложил помощь. Взамен просил лишь одну мандаринку…

– Мандарины, мандаринки! Самые сладкие и самые вкусные. – Зазывал мальчик покупателей с одной стороны длинного торгового ряда.

– Подходите, пробуйте! – Тёка кричала с другой.

 

Ольга ни за что бы не догадалась, что Антошка один на свете. И даже  детская искренность не выдавала его печали.

– Здравствуйте! Покупайте мандарины, вкусные…  – Антоша замер с корзинкой в руках. Точно увидел такое, что могло бы согреть его душу и сделать навсегда счастливым. Перед ним стояла молодая пара. Молчание перебила девушка.

– Спасибо, дорогой, но мы уже купили мандарины.

 

Мальчик всеми силами хотел удержать мужчину и женщину хотя бы на несколько минут. Что-то родное и близкое увидел он в них.

–Тогда возьмите один… – Тетя Оля, можно? – шепотом спросил Антошка.

– Конечно, можно, – игриво ответила продавщица.

 

Антошка взял своей детской ручкой мандарин из корзины и протянул его паре.

– Возьмите один от меня, на счастье.

 

Девушка взяла и случайно коснулась руки мальчика. В этот момент ее сердце забилось сильнее… Из глаз потекли слезы. Странное, но теплое прикосновение взволновало ее душу. Как будто невидимая нить связала мальчика и ту парочку.

 

И целый мир вокруг остановился. Ничто: ни земля, ни снег, ни голоса не имели никакого значения в это мгновение. От одного касания девушке захотелось обнять Антошку, прижать к сердцу, чтобы он чувствовал все, что чувствует она… Пара не могла иметь детей.

        

В непонятном состоянии мужчина и девушка находились еще несколько часов. «Если бы он знал, как нам нужен» – думали они. «Если бы они знали, как нужны мне» – думал Антошка, лежа на ночном снегу рядом с Тёкой и рассматривая звезды.

 

– Знаешь, Тёка… Сегодня на рынке я встретил молодую пару. Мне кажется, я их уже где-то видел, мне кажется, я с ними знаком.

– Интересно, а где ты мог их видеть?

– Этого я не знаю. Но я чувствовал, что точно их видел.

– Странно.

– Тёка, а ты веришь в чудо?

– Во что?

– Ну, в волшебство. В новогоднее волшебство. Когда сбывается то, о чем  ты мечтаешь всю жизнь. – Тошик горел. Горел идеей чуда, идеей добра и тепла, той идеей, о которой он думал и говорил с Тёкой уже много лет. – Посмотри, какие звезды, ах, эти звезды…  

 

III

Утром следующего дня мужчина узнал, что мальчик живет в детском доме. Он имел высокую должность в одной структуре, поэтому смог узнать об Антошке абсолютно все.

 

Через день пара приехала за мальчиком в детский дом. Женщина рассказала воспитательнице о том, что произошло на рынке…

 

…Ночами мальчику снился другой мир. Мир, в котором он будет счастлив – семейный. Мужчина и женщина хотели дать мальчику тепло и заботу. В ней нуждался не только наш маленький герой, но и пара молодых людей.

 

Теперь он спит в большой комнате, которую освещает настольный светильник, излучающий свет в форме звезд. Эти звезды – напоминание о том чуде, о котором говорил Тошик с Тёкой, лежа на ночном снегу.     

 

Счастлив ли мальчик теперь? Ответ таится в его сверкающих глазах и все той же детской улыбке, с которой он однажды подарил мандаринку своим маме и папе.

 

Под Новый год Тёка прислала ему открытку, в которой написала всего лишь одно слово: «Верю».

 

…С продавщицей он встретился ровно через год. В конце недолгого  разговора Ольга протянула Антошке мандарин.

– На счастье? – спросил он.

– На счастье, мой хороший, на счастье.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб с...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Ма...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дру...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899