О повести Анастасии Кругловой «Плюшевый заяц по имени Филя»

07.07.2019

 Полина ЯКОВЕНКО, студентка факультета журналистики КубГУ:

 

В повести Анастасии Кругловой «Плюшевый заяц по имени Филя» слова Твардовского «Дети и война – нет более ужасного сближения противоположных вещей на свете», взятые в качестве эпиграфа, готовят читателя к страшной теме. Сперва кажется, что речь пойдет о Великой Отечественной войне. Но вот глава с названием «Луганск»… И становится ясно, что история эта совсем о другом – о событиях недавних.

 

Первые страницы повести наполнены беззаботностью, детской наивностью, спокойствием.

 

Но посмотрите на диалог, который разрушает это ощущение:

«– Папа, что это?

– Это война...»

 

 

И мурашки пробегают по телу. Беспокойство не покидает на протяжении всего чтения. Связано это не только с выбранной темой, но и со стилем написания произведения. События – будто вспышки от взорвавшихся снарядов. Все очень динамично.

 

Больше всего в повести потрясает то, что за ужасом войны наблюдает не старик, не взрослый, и даже не подросток, а маленькая девочка.

 

 

Диана ШАКИРОВА,  студентка факультета журналистики КубГУ:

 

Многие говорят, что качественная литература существовала лишь в 18–20 веках, что сейчас писатели «испортились», «опошлели» и пишут в большинстве своем книги-однодневки, которые можно быстро прочитать и забыть. Однако, если постараться, можно найти настоящую драгоценность, пусть еще не ограненную, но уже сияющее.

 

Речь идет о повести Анастасии Кругловой «Плюшевый заяц по имени Филя». Произведение начинается с описания жизни девочки по имени Александра, или, как все ее зовут, Шурка. Автор показывает детский сад, в который ходит Саша, знакомит с ее друзьями и воспитательницами. Смешные ситуации, которые создают ребята, постепенно увлекает читателя, заставляя улыбаться… Ровно до одного момента.

 

«На следующий день, придя в детский сад, Шурка ещё с порога крикнула:

– Ребята, Андрей, Валерка! Я уезжаю в другую страну!

– В Японию?

– Нет на Украину – в город Луганск!»

 

Последнее слово заставляет вздрогнуть: невольно вспоминается эпиграф повести: «Дети и война – нет более ужасного сближения противоположных вещей на свете». Слова А. Т. Твардовского как нельзя лучше описывают события, происходящие далее. В один момент спокойная и счастливая жизнь тысяч людей превращается в фильм ужасов наяву. Эта цитата становится лейтмотивом повести.

 

Автор повести делает нас невольными зрителями событий, происходящих с девочкой шести лет. Внезапно оказавшись в сложной ситуации, она ежедневно, ежеминутно делает сложный выбор, с чем может справиться далеко не каждый взрослый. Но больше всего поражает мастерство Анастасии Кругловой. Как девочка 17 лет пишет настолько глубоко и профессионально, что у читателя и ком в горле, и слезы на глазах? Играя на контрастах, автор выступает умелым психологом, тонко выстраивая правильную атмосферу, заставляя испытывать определенные эмоции. Вместе с героями мы смеемся и плачем, радуемся и грустим. Мы верим Насте, словно она описывает то, чему была свидетелем.

 

«Филя» в названии – это плюшевый заяц Верочки, который проходит с ней через все невзгоды. Он становится не просто свидетелем, а участником событий. Однако для меня остается загадкой, почему игрушка принадлежит не главной героине. Его нет в начале истории, и под конец Шурка не оставляет его себе, то есть он не находится рядом с девочкой в мирное время. Либо название подобрано не совсем удачно, либо же некоторые детали следовало бы изменить.

 

Немного затянутое начало повести можно отнести как к плюсам, так и к минусам. Выше сказано о том, что осознание настигает читателя так же неожиданно, как героев война. Автор целенаправленно расслабляет читателей, заставляет привыкнуть к непоседливой Саше, полюбить ее, чтобы мы смогли в полной мере ей сопереживать. Однако, начав читать повесть, мы задаем ряд вопросов, на которые какое-то время не можем получить ответы. И это мешает сосредоточиться. Что это за девочка? Какой в книге идет год? Раз произведение о войне, то 1940–1941-й? Где заявленный Филя?..

 

Анастасия Круглова – самородок, талант. Однако и ей есть куда расти. С каждым произведением она будет набирать силу, учиться на ошибках, экспериментировать и со временем, возможно, войдет в историю как один из выдающихся авторов 21 века, а в школьных литературных программах мы увидим повесть «Плюшевый заяц по имени Филя».

 

 

Полина АСТАХОВА, студентка факультета журналистики КубГУ:

 

Что может быть страшнее и печальнее войны? Прочитав повесть Анастасии Кругловой, я ещё раз подкрепила своё мнение: ничего.

 

Повествование ведётся от лица маленькой  девочки Саши, но автор зовёт её проще - Шурка. Девочка с семьёй приехала в Луганск с необъяснимой радостью, она впервые побывала в другой стране. Но вот началась война. Взрывы, солдаты с оружием, разлука с родителями, братом, подруга, погибшая на глазах... В Россию Шурка вернулась уже не той беззаботной девочкой.

 

Луганские события ярко отпечатались в памяти и душе не только этого ребёнка, но и читателя. Осознание того, что это происходило не в 1940-х годах, а сейчас, в 21 веке, давит и пугает. И не стоит забывать, что в главные герои  повести - дети. Поступки Шурки, Верочки, Али, Лёни, хоть и предсказуемы, но пропитаны такой детской наивностью и надеждой, что невозможно не переживать вместе с ними - боль и отчаяние, страх и разочарование, желание жить и очутиться в объятиях мамы... Это пробирает до дрожи.

 

Там, в Луганске, Саша впервые увидела что такое смерть, Лёня получил серьёзное ранение, а Вера... Вера спасла жизнь подруги ценой своей жизни. 

 

Анастасия, автор повести, смогла описать тот мир, таким, какой он есть. Она то приводит читателя в шок, то заставляет удивляться. Имена и образы людей в этой повести простые, распространённые. Именно они напоминали о том, что война близко.

 

Зайчик Филя, в честь которого названа повесть, хоть и простой игрушечный заяц, но для девочек - словно оберег. Он стал другом для них и сопровождает Шурку на протяжении всего произведения. 

 

Я считаю, что эту повесть необходимо читать подрастающему поколению. Да, она не о космических кораблях, не о волшебниках  и даже не о людях со сверхспособностями. Она о жизни. О том, что происходит здесь и сейчас. О том, что бесследно не проходит. 

 

И зайчик, плюшевый зайчик по имени Филя, останется для Шурки символом детской мужественности и смелости, которые он ей придавал во время страшной, жестокой войны, и, конечно же, символом, мира, до которого он её сопровождал.

 

 

Руслан КАЗАКОВ, студент факультета журналистики КубГУ:  

 

Нынешняя эпоха даёт возможности реализоваться любому: кто-то снимает кино на телефон, а продюсеры а-ля Содерберга подхватывают идею и помогают её распространению. Кто-то пишет небольшие рассказы в соцсетях или пытается по старинке пробиться в уважаемый им литературный журнал... Любое проявление творческого начала в человеке – это всегда замечательно. Позволяет говорить о наличии духовности у определенного пласта социума. Если это не двадцатилетние рэперы, конечно. Ха.

 

Каждая глава в «Плюшевом зайце по имени Филя» рассказывает, по сути, отдельную историю. Основные герои не прописаны стандартными сюжетными арками: «встреча с конфликтом – проигрыш – эволюция характера – победа». В угоду художественной мысли данный элемент был нарушен.

 

Во-первых, в целом нет никакого образа врага. Да, раз в пару страниц может встретиться абзац со стереотипным «плохим парнем» который действует негативно, потому что он - просто негативный персонаж. Основной конфликт персонажей – внутренний.

 

Во-вторых, представленные персонажи – дети. Автор не ставит перед собой цель показать глубокий психологизм, не изучает поведение детей на войне, ведь это сильно тормозит темп и ритм происходящего. А из-за созданной композиции, в виде альманаха, происходит все действительно очень быстро. Позволю себе банальную оценку: «читается на лету, не успеваешь заскучать».

 

Как уже было сказано, повествование ведется от лица детей. Они показаны с пресловутой детской наивностью, причем у автора это отлично получилось. В первых главах описывается бытовая сцена в детском саду – дети впервые лезут в розетки, пытаются выпить из лужи. У них нет никакого жизненного опыта, следовательно, предустановки: «как лучше поступить в сложившейся ситуации». К сожалению, такая детская наивность не сопровождает героев на всем их пути и такие фрагментарные вкрапления наивности не в лучшую сторону говорят об цельности характеров персонажей. Но именно такие моменты лучше всего запоминаются. Например, сцена, где главные героини пытаются найти своих родителей. Они, разумеется, не могут, как Даша-путешественница, собрать экипировку в портфель и просто пойти их искать. Потому что они реалистичны. Вспомнив, что когда-то по телевизору они видели фильм, в котором родители ушли от своих детей и детям пришлось мастерить воздушного змея, чтобы вернуть их, – главные герои решают поступить так же. Эти дети видели мир до войны, у них есть хотя бы какой-то жизненный опыт, полученный из кино. 

 

Основная мысль произведения мне до сих пор не ясна. С одной стороны, это просто произведение о войне, с другой стороны, в рамках военных действий в Луганске, особенно в конце произведения, начинает проявляться тема взаимоотношений родителей и детей. Для девочки Али уход отца из семьи может казаться чем-то невыносимым. И когда она осознает, что её отец ушел к другой женщине, которую она никогда не сможет назвать мамой, кажется, что её сердце не просто разбито – оно разбомблено, словно Луганск. И вот такое перемещение образа внутреннего состояния человека на внешний фактор – отличная идея.

 

Война – это всегда страшно, поэтому массовая культура не пытается воспевать войну. Подвиги отдельных людей, их гуманизм как в «Спасти рядового Райана» - да. Шолохов, в прошлом веке написав «Судьбу человека», не ставил перед собой цель рассказать, как его герой выпивал с нацистским генералом, а потом от него убегал. Нет, он вводил мощный гуманистический посыл: мы страдали, чтобы вы жили в спокойствии. При этом Шолохов понимал, о чем пишет – он работал военным корреспондентом. А у Анастасии картонные плохие парни вываливаются из кустов и обвиняют бегающую по улицам девчонку в раскрытии их местоположения. Не знаю, как вы, но я в такое не могу верить. А из-за этого мне приходится придираться к созданному ей миру. Меня действительно ужаснуло, как маленький мальчик Леня просто, ни о чем не думая, берет автомат и расстреливает двух солдат. Это сразу развеивает реалистичность происходящего, и заставляет задуматься, как современная молодежь относится к убийству как к таковому.

 

Очень странно, что сытые и одетые дети пишут произведения на неподъемные и страшные темы. Имеется в виду не Анастасия конкретно, а нынешнее поколение в целом. Я когда приехал поступать в КГИК на режиссуру, необходимо было И ладно бы современные дети, словно рэперы, писали несуразные текста, как их в 5 "Б" Маша не поцеловала. Но нет, они идут в серьезные темы и пытаются что-то в них высказать, показать, как кто-то страдает. Как итог – у них не развита и сама идея, ведь должной рефлексии, к счастью, не происходило.

 

И нет, я не хочу выступить цензором – кто я вообще такой. Как уже было сказано в первом абзаце – нынешнее время позволяет развивать свой талант как угодно.

 

Екатерина НЕСТЕРОВА, студентка факультета журналистики КубГУ:

 

"Доброе о жестоком"- именно так я бы описала повесть семнадцатилетней Анастасии Кругловой. В "Плюшевом зайце по имени Филя" повествуется о жестокости войны с позиции детей. Описывается совершенно разное видение этого страшного события глазами трёх девочек. 

 

По моему мнению, сделав скидку на возраст автора, можно высоко оценить это произведение. Я считаю, рассказ достоин прочтения аудиторией всех возрастов, так как язык, которым написан "Плюшевый заяц по имени Филя", доступен к восприятию и взрослым и детям. Также идея, поднятая в тексте актуальна на сегодняшний день, потому что люди стали забывать о героизме детей во время войны. Но, на мой взгляд, стоило больше внимание уделить описанию самого плюшевого Фили, так как ему посвящено название произведения и он явлется символом надежды на светлую жизнь.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

НЕИСПОНИМЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Я хотел бы жить по совести,

Пребывая, не шутя,

В состояньи невесомости

Собственной, ну как дитя.

Чтоб с...

ШТАНЫ

Немец уже захватил полстраны.

По радио сводок сор.

А мама мне зашивает штаны,

Разодранные о забор.

Наши в Берлине. Ма...

Хрущёвский блочный новодел,
Предновогодьем расцветая,
Огней гирляндами зардел
И светом фар машинной стаи.

Втроём за дру...

Please reload

© 2017-2019 "Родная Кубань" 

Все права на материалы, публикуемые в печатной и электронной версиях издания, принадлежат ГИК "Кубанские новости" и охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах». При любом использовании материалов сайта и печатного издания, ссылка обязательна.

Подписной индекс: 31899